Белорусские впечатления

(Окончание. Начало в номере от 6 ноября.)
Самое лучшее с востока и запада

В сельском хозяйстве тоже упор на инновации. Уже несколько лет по программе возрождения и развития села вся Белоруссия строит так называемые агрогородки. Что это такое и чем они не похожи на простые совхозы? Местные чиновники объясняют – агрогородок имеет особый статус, отличается от обычного хозяйства или населенного пункта тем, что сочетает высокотехнологичное производство и комфортные условия для проживания людей. Чтобы и клуб был, и детский сад, и школа.
В окрестностях Витебска нам показали один из таких агрогородков, в деревне Новка. Впечатлила построенная по европейским технологиям суперсовременная молочнотоварная ферма. Вместо боковых стен в коровнике что-то вроде штор из плотной ткани – они могут подниматься и опускаться в зависимости от температуры наружного воздуха и направления ветра. Специалисты ОАО «Рудаково» говорят, этого достаточно, чтобы животные неплохо чувствовали себя и в местном климате. Судя по высоким удоям, так оно и есть. В прошлом году они составили 5500 литров на корову, в этом должны превысить 6000 литров.
Но большую часть доходов акционерное общество получает от огромного тепличного хозяйства. Причем, в отличие от молочной фермы, в тепличном хозяйстве используются в основном российские технологии – сами теплицы из Калужской области, продвинутую систему капельного полива поставила одна подмосковная фирма. Да и семена тут тоже предпочитают российские. Почему? Директор ОАО «Рудаково» М. Кривенчук говорит, что на сотрудничестве с хвалеными голландцами они уже обожглись – в случае каких-то проблем нужно было подавать заявку, дожидаться приезда специалиста, услуги которого обходятся в 350 евро в сутки. Неисправности возникали в среднем раз в полгода, и у белорусов есть подозрение, что это не случайность – просто способ извлечь дополнительные доходы. С российскими же коллегами никаких сложностей нет – они следят за исправностью своих систем по Интернету. Могут сами позвонить и сообщить, что ночью был сбой в программе, надо, мол, кое-что подправить…
Проблем со сбытом у хозяйства нет – всю продукцию закупают витебские магазины. На первый взгляд, картина получается довольно благостная. Но судя по публикациям в местных газетах, так было далеко не всегда. Это сегодня «Рудаково» в передовиках, сюда возят иностранных журналистов. А всего лет пять назад хозяйство было глубоко убыточным, люди увольнялись, не видя перспектив. Ситуация начала меняться только со сменой руководства. Областной бюджет помог модернизировать тепличный комбинат, на новую молочную ферму деньги выделил Национальный банк. Ему, кстати, и принадлежит более 90% акций ОАО. Еще пять или шесть процентов, по словам М. Кривенчука, в коммунальной собственности (то есть у местных властей). То, что осталось, – у трудового коллектива.
Рубль русский и белорусский
Судя по статистическим выкладкам, которыми щедро снабдила нас белорусская сторона, программа возрождения и развития села приносит свои результаты – по производству на душу населения основных видов сельскохозяйственной продукции, кроме зерна, республика занимает первое место в СНГ. А как у белорусских крестьян с доходами?
Зарплата директора ОАО «Рудаково», по его словам, вещь не постоянная. «Есть четыре основных показателя, – говорит Кривенчук. – Выручка от реализации, выручка на одного работника, рентабельность и прибыль. Если все они в норме, я получаю порядка двух тысяч долларов в месяц. А если хотя бы один из показателей не выполнен – на 20 процентов меньше». Доярки на той ферме, где мы побывали, в месяц зарабатывают от девяти до тринадцати тысяч в российских рублях. Но это, напомним, в передовом хозяйстве. А в целом по Белоруссии средняя зарплата на селе по итогам прошлого года была, если перевести на наши деньги, чуть больше шести тысяч.
И еще несколько любопытных цифр. Начисленная зарплата в белорусской промышленности в прошлом году составила в среднем чуть меньше 11 тысяч российских рублей, в здравоохранении – примерно 7700, в образовании – около 6900 рублей. А в июне нынешнего года среднестатистический белорус заработал 358,8 доллара США. В России, к слову, за тот же месяц средняя начисленная зарплата составила 615,1 доллара. Цены на местные товары в белорусских магазинах пониже, чем в наших, но не настолько, чтобы свести на нет эту разницу. Зато за коммунальные услуги и проезд в общественном транспорте братья-славяне платят заметно меньше россиян.
Словом, чтобы сопоставить уровень жизни в двух странах, одной короткой поездки явно маловато. А вот инфляция в Беларуси, похоже, повыше российской будет – когда коллеги ездили в такой же пресс-тур осенью 2005 года, за один российский рубль давали 75 белорусских. Через год – 80, а нынче официальный курс уже 1 к 91.
Контрасты
Говорят, возвратившись из очередного пресс-тура по Беларуси, российские журналисты часто пишут, что, выйдя на перрон в Минске, они снова почувствовали себя «как в СССР». У меня таких ассоциаций не возникло. Но отличий от современной России, конечно, хоть отбавляй.
За четыре дня мы исколесили чуть ли не половину страны. Побывали на юго-западе, в Гродненской области, потом на севере, в Витебской. Везде – отличные, европейского качества дороги, ехать по ним одно удовольствие. Не сразу понимаешь, чего не хватает. Только потом доходит – по обочинам практически нет примелькавшихся на родине рекламных щитов и растяжек. Гораздо меньше и всевозможных придорожных закусочных. Зато те, что есть, выглядят очень культурно. С другой стороны, на этих прекрасных дорогах заметно меньше машин – и грузовых, и легковушек. Даже в Минске, где почти два миллиона жителей, мы ни разу не попали в пробку.
Очень серьезно белорусы относятся к благоустройству своих населенных пунктов. Во всяком случае, в тех городах, где нам довелось побывать, не было заметно следов бездумной «уплотнительной» застройки. Частные дома на центральных улицах поселков огорожены не просто аккуратными, а непременно одинаковыми заборчиками. Не видно бомжей и попрошаек.
На итоговой пресс-конференции (полный ее текст можно найти на сайте белорусского президента) журналисты спросили главу государства, как удалось добиться такого образцового порядка. Не пришлось ли власть употребить? А. Лукашенко ответил в том смысле, что еще лет тринадцать назад сам садился за руль и ездил по Минску. Если встречал ямы или некошеные обочины, местному начальству были гарантированы серьезные неприятности. И постепенно все привыкли, что порядок должен быть везде, ведь президент много ездит и летает по стране.
Чистота на белорусских улицах и дорогах по нашим меркам действительно какая-то нереальная – не видно ни смятой бумажки, ни брошенного окурка. Даже конфетного фантика нигде не валяется. Правда, стоило на зеленой стоянке где-то между Минском и Витебском отойти от автобуса на полсотни метров, как этот самый мусор обнаружился во вполне российских масштабах – под деревьями, где начальство не увидит его ни с дороги, ни с вертолета. Нет, все-таки не чужие нам люди живут в Беларуси…

Один Ответ

  1. Честно говоря, не ожидал увидеть в любимой «СЧ» редкую в современных СМИ объктивную статью про Белоруссию.Так и хочется воскликнуть: » Молодец, журналист»! Но видимо трудно (или невозможно?!)выйти из жесткого клише-заданности: «лягнуть» хотя бы чем-нибудь «лукашенковскую» Белоруссию и искать вместо отдыха на зеленой стоянке мусор. Найти, и быть счастливым, что нас, братьев-славян объединяет мусор. Не гоже «гадить» гостеприимным хозяевам за то, что разучившиеся элементарной культуре гости оставляют по нашей привычке гору хлама.Vladimir

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.