Дом для арестантов

За 15 суток много о чем успеешь подумать. Фото Олега МАЛЬЦЕВАПОСТОЯННЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ НА ОБСЛУЖИВАНИЕ НЕ ЖАЛУЮТСЯ

Улица Никитина в Чебоксарах – тихая и зеленая. Скромное здание за забором не привлекает особого внимания, как и полагается режимному объекту. Это спецприемник, куда привозят граждан отбывать административный арест. Если вы упорно не платите накопившиеся штрафы или, испугавшись последствий, покидаете на машине место ДТП, то вполне можете сюда попасть.
– В спецприемник для лиц, подвергшихся административному аресту, граждан доставляют по постановлению суда, – поясняет врио начальника учреждения Евгений Захаров. – Нередко это те, кто сел в нетрезвом виде за руль или долгое время не выплачивал полагающиеся штрафы. Бывает, привозят родителей, не желающих платить алименты на своих детей, причем среди нарушителей встречаются как отцы, так и матери.
На первый взгляд здание спецприемника не выглядит пугающим или отталкивающим ни снаружи, ни внутри. Но сразу с порога встречают решетки, строгая охрана и камеры наблюдения.
– Прежде всего, в отдельном помещении проводится досмотр гражданина, чтобы у него не было при себе ничего запрещенного, – поясняют сотрудники. – Личные вещи изымаются под расписку, а после отбывания ареста возвращаются.
Никаких процедур, унижающих человеческое достоинство, заверяют работники учреждения. Однако в любом случае придется сдать галстук, ремень и шнурки. Кроме того, прибывших фотографируют и снимают у них отпечатки пальцев – таковы правила. Затем им выдают постельное белье и препровождают к месту непосредственного отбывания наказания – здесь его называют не камера, а помещение.
«Помню, я приезжал сюда лет десять назад, – ударился в воспоминания коллега-фотограф, проходя по знакомым коридорам. – Стены были мрачные, невеселые, а сейчас красиво, светло, как в пионерском лагере». Коллега, конечно, пошутил. Меньше всего о пионерском лагере напоминают решетки в коридорах, перегораживающие выход через каждые несколько метров.

Административный арест заключается в содержании нарушителя в условиях изоляции от общества и устанавливается на срок до пятнадцати либо до тридцати суток.

КоАП РФ, статья 3.9

На момент нашего визита спецприемник, рассчитанный на пару сотен человек, не был заполнен и наполовину, поэтому мы могли спокойно посмотреть одну из пустующих камер – точнее, помещение. Две двухъярусные кровати, стол, полки для личных вещей. Есть небольшая библиотека с популярной литературой – прямо напротив так называемой зоны приватности, туалета, огражденного на уровне груди.
– Система видеонаблюдения, которая позволяет наблюдать за отбывающими административное наказание, установлена так, чтобы зона приватности находилось вне ее поля, – пояснили деликатный момент сотрудники.
При этом нужно учесть, что камеры наблюдения стоят как в «мужских», так и «женских» помещениях. Исключений тут нет.
Чем же заняты отбывающие наказание?
– Они обязаны соблюдать установленный строгий режим дня, – рассказал Евгений Захаров. – Подъем в шесть утра, отбой в десять вечера. Полагается часовая прогулка в специальной зоне, питание согласно нормативам. А также у граждан есть право на один звонок в день длительностью пятнадцать минут. Для звонка мы выдаем гражданам их личные телефоны.
К следующей камере-помещению нас подводит женщина-надзирательница, миловидная, с толстой русой косой. В правоохранительных органах Татьяна работает уже семнадцать лет, в спецприемник перевелась из патрульно-постовой службы. «Вас здесь, как женщину, не обижают?» – задаем мы первый же вопрос, который невольно просится на язык.
– Я никого не обижаю и меня не обижают, мы все здесь нормальные люди, – заступилась за честь учреждения Татьяна. – Коллектив очень хороший, вежливый.
– А в чем состоят ваши обязанности?
– Я отвечаю за жизнь и безопасность пребывающих здесь граждан, чтобы никто не пытался причинить вред себе или другим. На данный момент происшествий нет, – четко ответила Татьяна. – Народ собрался очень доброжелательный.
В помещении, куда нам разрешили заглянуть, пребывали трое мужчин. Играли в нарды, и поговорить с нами не отказались.
– Я здесь уже четвертый раз, – представился Вячеславом один из них. Его, строителя, работающего за пределами республики, задержали возле чебоксарского автовокзала в нетрезвом виде. – В первый раз, когда я здесь был, то даже оставил запись в книге жалоб и предложений, выразил благодарность! Мне здесь очень нравится. Хорошая обстановка, вкусная еда. Обращаются вежливо, не обижают. Вчера были вкусные щи, я даже попросил добавку.
К слову сказать, готовят для учреждения в одной из городских столовых, выигравшей конкурс. По рациону отбывающим наказание полагаются не только щи и каша, но и рыба, и салат, и многое другое.
В качестве развлечений – книги и настольные игры. К другим занятиям, помимо обычных санитарно-гигиенических процедур, администрация не имеет права их принуждать.
Выглядит чуть ли не как бесплатный санаторий, поэтому мы не могли не поинтересоваться, в чем же проявляется воспитательная суть административного ареста?
– Мы проводим воспитательные беседы, объясняем недопустимость новых нарушений закона, – рассказывает Евгений Захаров. – Это ведь действительно тяжело – попасть в спецприемник, лишиться свободы, пусть и на короткий срок.
Но не выглядит ли это наказание очень уж необременительным по сравнению, например, с денежным штрафом или обязательными работами? Этот вопрос не давал нам покоя.
– Ну, давайте мы вас оставим в камере и запрем, – простодушно предложил один из сотрудников.
И знаете, как-то стало от такого предложения не по себе…

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
В Чебоксарах первый арестный дом был построен в 1885 году. Проект создал известный казанский архитектор Павел Аникин.
Сегодня в здании бывшего арестного дома находится психотерапевтический центр. Внутренняя планировка здания почти не изменилась.

Доцент Чебоксарского филиала РАНХиГС Владимир ТКАЧЕНКО:
– Арестный дом предназначался для лиц, которые подверглись административному наказанию, то есть совершили какие-то хулиганские действия, чаще всего на почве пьянства. Режим был свободный. Арестанты участвовали в общественных работах. Раз в неделю их водили мыться в баню. Кухня была внутри арестного дома – на первом этаже справа. И судя по архивным документам, кормили провинившихся неплохо. С инспекцией заглядывали даже казанские генерал-губернаторы. Один из них отозвался, что пища отменного качества.

(Из статьи «Тени арестного дома» Ольги Петровой, «Советская Чувашия» от 07.07.2016 г.)

Опубликовано: 13 октября 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.