С венграми у нас давняя дружба

На страницах печати нашей республики стали больше писать о возобновлении торгово-экономических отношений между Венгерской Республикой и Чувашией. Мы надеемся, что нынешние контакты будут плодотворными и создадут благоприятные условия для продолжения возникших еще в XIX веке творческих связей венгерских и чувашских ученых, педагогов, деятелей культуры.
Как известно, предки современных венгров — выходцы из Сибири. В своем продвижении на запад они приобщались к культуре многих народностей, между Волгой и Уралом долгое время жили в соседстве с предками чувашей. Не случайно по сей день сохраняется немало общего в чувашском и венгерском языках, живописи, музыке и т. д.
Академия наук Венгрии неоднократно командировала своих ученых для изучения исторических памятников культуры многих народов, населявших Волжско-Камский край и Сибирь. В архивах, музеях и библиотеках этой страны хранятся уникальнейшие памятники культуры чувашского народа: первые буквари и другие учебники, книги на чувашском языке. Они были собраны такими учеными, как А.Регули (1819-1858), А. Вампери (1832-1913), Б. Мункачи (1860-1937), Д. Месарош (1883-1957), З.Гомбоц (1877-1935). Некоторые из них лично встречались с И.Я. Яковлевым и даже посещали Симбирскую чувашскую школу, которая являлась первым средним профессиональным учебным заведением чувашского народа. Чтобы издать собрание сочинений И.Я. Яковлева, нам приходилось не раз выезжать в Венгрию для сбора необходимых материалов. Было обнаружено много документов, связанных с историей нашего народа, часть из них пока не систематизирована. Планировалась еще одна поездка, но распад СССР нарушил наши планы.
Сохранились дневниковые записи венгерских ученых, составленные во время путешествия по чувашскому краю. Эти свидетельства представляют большую научную ценность для исследования социально-экономического положения чувашей того периода. Особо ценен дневник А. Регули 1845-1846 годов. Эти годы он провел среди чувашей Казанской губернии. Ходил по многим населенным пунктам в сопровождении переводчиков-священников, записывал чувашские слова, часто останавливался в селе Ишаки у священника В. Громова, с которым составлял словарь и грамматику чувашского языка. Регули жил также в Цивильске, Ядрине, Козьмодемьянске, Казани.
При составлении грамматики чувашского языка ученый консультировался, как показывают казанские страницы дневника, с коллегами из университета. 29 ноября 1845 года он навестил специалиста по тюркским языкам А.К. Казем-Бека, а на следующий день приступил «…к грамматической работе» (дословный перевод). В Казани Регули часто встречался с такими учеными, как К.Ф. Фукс, О.М. Ковалевский, В.П. Фатер. С ними он посещал театр и даже балы. К сожалению, зимой Регули заболел, но все же сумел составить общую схему грамматики чуваш-ского языка. 25 августа 1846 года он прибыл в Санкт-Петербург, где, как записано в его дневнике, «…не был 3 года».
Дневниковые записи А. Регули свидетельствуют о его широком научном диапазоне, стремлении завершить начатую работу по исследованию грамматического строя чувашского языка. Надо отметить, что в те годы чувашский язык считался угро-финским, а теперь, как известно, его относят к тюркским.
Интересной находкой является также грамматика чувашского языка, составленная во второй половине XIX века без указания автора. Ее объем — 3 папки рукописи. Очевидно, она до сих пор не попала в руки исследователей чувашского языка и потому нигде не упоминается. Выявлены также составленные в первой половине XIX века рукописи на чувашском языке: 1) «Катехизис (краткий) для чуваш» — 3 стр., автор В. Вишневский; 2) «Поучения о тщете чувашских суеверий, составленные для назидания новокрещеных чуваш» — 146 стр., автор не указан. В последней довольно глубоко отражен целый комплекс мер борьбы с язычеством среди чувашей, психолого-педагогические средства воздействия на новокрещеных чувашей, особенно на молодежь. Рукописи с такими же названиями в сокращенном варианте хранятся и в архивах Казани.
Новую страницу в изучении венгеро-чувашских связей открыл выдающийся ученый Б. Мункачи, издававший журнал Академии наук Венгрии «Oriental Revue» (Известия Востока). В 1885-1886гг. по рекомендации Н.И. Ильминского он находился среди чувашей Симбирской губернии, часто навещал И.Я. Яковлева, приходил в Симбирскую чувашскую школу для изучения чувашского языка. За этот период он сумел сблизиться и с представителями симбирской интеллигенции, которые помогали ему в изучении языка мещеряков (мишеров). Мункачи нашел немало венгерских слов, схожих с мишерскими и чувашскими. До него подобным исследованием в сравнительном плане лексики никто не занимался. Мало того, мещеряков тогда считали исчезнувшим народом.
В архивах Мункачи имеются адресованные ему письма казанских ученых Н.А. Бобровникова, И.Н. Смирнова, Н.И. Ашмарина, Н.Ф. Катанова и других. Обнаружены также рукописи рецензий на книги Н.И. Ашмарина «Болгары и чуваши», В.К. Магницкого «Материалы к объяснению старой чувашской веры», на статью И.Н. Смирнова «Чуваши» и т. д. Эти рецензии, письма и другие материалы представляют собой для исследователей огромное научное богатство. К сожалению, до сих пор они находятся без всякого движения. Возможно, теперь появятся предпосылки для широкого использования их в научных целях.
В библиотеках Венгрии хранится также много редких чувашских книг, начиная с «Солдалык кнеке» Н.И. Золотницкого, букварей И.Я. Яковлева и кончая изданиями начала ХХ века. Большинство присланы авторами, что свидетельствует о распространении взаимных интересов к изучению культуры двух народов в сравнительном плане. Впервые в истории венгеро-чувашских связей деловые контакты с обменом научными трудами установили И.Я. Яковлев и Г. Балинт еще в 1873 году. В то время И.Я. Яковлев учился в университете. С тех пор он высылал коллеге по два экземпляра книг, изданных в Казани и Симбирске, которые по сей день хранятся в фондах АН Венгрии.
Наконец, отметим, что в архивах, музеях и библиотеках этой страны нам удалось выявить немало документов, принадлежащих перу и других венгерских ученых, творчество которых прямо или косвенно связано с изучением духовной культуры чувашского народа. Однако в газетной статье не представляется возможным подробно остановиться на них. Часть документов уже использована для издания таких книг, как «Сборник чувашского фольклора, собранного и обработанного Д.Месарош. Памятники старой чувашской веры» (Чебоксары, 2000), «И.Я. Яковлев в фотографиях и документах» (Чебоксары, 1999), «Моя жизнь» И.Я. Яковлева (Москва, 1997).
К сожалению, материалов переписки Яковлева с венгерскими учеными пока выявлено немного. Все дело в том, что его первый корреспондент Г. Балинт жил и работал в Трансильвании, которая в 1947 году была присоединена к Румынии. Что касается другого корреспондента, Д. Месароша, приезжавшего в 1906 году в Симбирскую учительскую школу, то он позднее эмигрировал в США. Тем не менее все же обнаружены письма венгерских ученых к И.Я. Яковлеву.
Еще задолго до нас в архивах и музеях Будапешта собирал материалы о чувашах Р.Иванов, бывший военнопленный времен Первой мировой войны. Он сотрудничал с финским филиалом Британского иностранного библейского общества, составил указатели литературы о чувашах, выпущенной за рубежом. Он же написал рецензию на «Новый Завет», изданный И.Я. Яковлевым в 1911 году на чувашском языке в Симбирске.

Н. КРАСНОВ,

директор НИИ И.Я. Яковлева Чувашского госуниверситета.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.