На откосе, у Цивиля

dsc_9000.jpgВ знойный полдень в Шоршелах пустынно. Лишь слышны вялые обрывки разговоров кровельщиков на крыше многоквартирного дома. Видно, там ремонт в разгаре. За уютным мемориальным комплексом летчика-космонавта А.Г. Николаева – школа, утопающие в цветах частные дома и почти городские многоэтажки.
Поодаль набит модными товарами и аппетитными упаковками продуктов современный универсам. Все размеренно и чинно. Но стоит свернуть в переулок, как село берет свое. И первым гортанный петух предупреждает, мол, чужаки зашли в его владения.
«Поход в народ» вывел на Валентину Ксенофонтовну Петрову на скамейке у палисадника. У ее ног вертелась дворняжка. Она даже не зарычала, лишь легла перед хозяйкой. «Меня он Валентиной почему-то, как взрослую, называл, – предупредила женщина. Вопрос, о ком речь, здесь, на родине Андрияна Григорьевича, поверьте, неуместен. – Мы немножко родственники. Хотя он был старше меня на пять лет, мы росли вместе. В колхозе помогали родителям еще подростками. К любому делу были привыкшие: рожь серпом убирали, за лошадьми присматривали. Отец у него ведь был конюхом. Весной, когда сено заканчивалось, мы мельчили солому в ведро, сдабривали ее горстью ржаной муки, потом замачивали и кормили скотину». Рассказывая в подробностях о тех годах, собеседница призналась, что голодали и однажды пробовали экономить на добавке. Понятно, получили нагоняй от взрослых. И наставление, что лошадь не для забавы, а для работы. Ей силы надо набирать. Впрочем, о военном детстве чего вспоминать. Конечно, жизнь – не сахар. Да и плохое быстро забывается.
С Андрияном Николаевым, а пока он учился в школе, его окликали Григорьевым – по имени отца, Валентина и потом несколько раз виделась. Вспоминает: «Чем запомнился? Хороший парень он был. Много не говорил, не болтливый, а по делу скажет, бывало, коротко, но верно. К его мнению прислушивались. Став большим человеком, уже не так часто приезжал в родное село, все-таки занятым был очень. Раньше, когда была жива мама, Анна Алексеевна, он регулярно навещал ее. По себе знаю, постареешь, уже не хочется выезжать из дома».
Оказывается, колхоз в их селе был слабенький. Слетав в космос, Андриян Григорьевич помогал чем мог односельчанам. Петрова взахлеб рассказывает о председателе, сделавшем чудо и поднявшем хозяйство, Василии Зайцеве. «Царство ему небесное, толковым был. Ой, молодец. Ему бы еще лет десять поруководить». Вот только колхоз ли сейчас в Шоршелах, пожилая женщина не знает. Вздыхает, мол, раньше много хороших людей было. Они как-то сплотились вокруг прославленного земляка. Недавно она, рассказывает, в сельсовет заходила, упрекнула местную власть за безынициативность. «Когда мы молодые были, вечерами допоздна на улице пропадали – хохотали, плясали, и гармошка не умолкала. Везде хорошо было, заметьте, без самогонки. А сейчас молодежи куда податься? Даже скамеек перед домами не ставят – не для себя, для уставших прохожих. Разучились, словом, по-деревенски жить».
Вот церковь вернули прихожанам после того, как в 2001 году открыли здание нового музея космонавтики. Опять-таки не обошлось без вмешательства Андрияна Григорьевича. Он участвовал в церемонии закладки первого камня 15 сентября, в год своего 70-летия. Дом у Петровой рядом с храмом. Сама она в сельмаге проработала 38 лет продавцом. Поэтому сейчас, говорит она, постоянно болеет. Тогда магазин продувало со всех сторон. Ноги давно застудила. Весь товар сами таскали. Грузчиков не держали, как и уборщиц. Но, слава богу, сейчас пенсию дают. У нее трое детей, внуки бегают.
Идет из магазина. Присела на свободную скамейку. Передохнет и дальше пойдет по асфальтовой дороге, которая потеряла былой лоск и ухоженность. Теперь сюда не возят экскурсантов. И смотровая площадка с чудным видом на заливные луга у Цивиля оказалась не у дел. Сюда не заезжают туристические автобусы. Обветшала трибуна для митингов. И обелиск односельчанам, павшим в годы Великой Отечественной войны, стоит заброшенный, без табличек и пояснительных надписей. Не хочется верить, что коротка память у местной власти, допустившей да такого неприглядного состояния некогда образцовое место.
В сентябре 1962-го, после первого полета в космос, Николаев приехал на малую родину национальным героем. «Здесь все село как ярмарка гудело, мы обнимались, поздравляли друг друга, – вспоминает постаревшая Валентина. – Со всей округи, пожалуй, со всей Чувашии народ собрался. Казалось нам, начинается новая жизнь. И она никогда не закончится. Спасибо Андрияну, он всколыхнул всех нас. Я так думаю, мы просто должны помнить, что наша сторонка под названием Шоршелы – светлые ключи, обязана во всем равняться на славного сына чувашского народа».
Если у местной власти руки не доходят благо-устроить это место, где еще стоит старая деревянная школа космонавта-3, то музейные работники наверняка что-то придумают.

Опубликовано: 8 октября 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.