Встреча с храмом

Пятнадцать лет назад в церкви восстановили крышу и купола.НЕ ТОЛЬКО ОСТАНОВИТЬ РАЗРУШЕНИЕ, НО И ВДОХНУТЬ ЖИЗНЬ

Пятиглавая кладбищенская церковь Преподобного Алексия – человека божия, что в исторической части города Ядрина. Гляжу я на ее сегодняшние голубые купола с сияющими позолотой крестами и невольно вспоминаю лихие 90­е после распада СССР. Времена, когда лежал этот храм в руинах и полном забвении. Единственный уцелевший корпус с растущей на нем корявой березкой вместо креста и полуразрушенная алтарная часть без свода выглядели тогда удручающе.
Храм этот был построен в 1856 году на средства мещанки Щетининой. А закрыт в 1927 году. Сотни раз, наверное, я проезжал мимо этих развалин. И каждый раз с сожалением смотрел, как на глазах умирает это культовое сооружение. Но однажды не выдержал, чувства жалости и любопытства взяли верх, и я шагнул в створ распахнутой двери, почему-то проделанной коммунистами в восточной стене алтаря (видно, алтарь служил им тамбуром, где можно было ноги вытирать), и оказался в молельном зале, где на месте свода под основным куполом зияла бездонная глубина неба. Прошелся по залу, оценивая взглядом, насколько уцелели его стены, затем поднялся по тоннельной лестнице наверх, на его купольную часть, и, увидев с высоты ужасное состояние самого кладбища, оцепенел. Повсюду поваленные старые деревья, разбитые надгробия, хлам и мусор… Может, это и вовсе не погост, а городская свалка? «Равнодушие хуже предательства», – вспомнились мне мудрые слова.
День тогда прошел незаметно, в трудах, но мысли о судьбе храма и о старом городском кладбище не покидали ни на минуту. Может быть, и поэтому ночью приснился удивительный сон. Будто я вышел из дома и зашагал к группе людей, которые пришли ко мне, фермеру, помочь в прополке капусты. И вдруг я замечаю, как высоко в небе, над Ядрином, парит в невесомости едва заметный силуэт Богородицы с младенцем на руках. Ее ажурная вуаль бирюзового цвета слегка развевается, а вифлеемские звездочки на плечах и на лбу то и дело вспыхивают разноцветными лучами, словно грани их сложены из драгоценных камней.
Я подбегаю к людям и восторженно кричу: «Смотрите, смотрите! Мать Богородица с младенцем над Ядрином! Видите?!» И указываю рукой на небо. На что люди молча смотрят на меня и недоуменно покачивают головами. И тут видимый образ стал постепенно блекнуть и вскоре бесследно исчез. «Какая жалость!» – досадовал я с такой укоризной на себя, что не сумел точнее указать людям, чтобы они увидели ту божественную красоту на небесах. И проснулся с вопросом: к чему бы это?
Даже пошел к своему духовному отцу Сергию, настоятелю Свято-Троицкой церкви в Ядрине, который назвал это знаком того, что храм надо восстановить. И после службы мы опять пошли к церкви – посмотреть, сможем ли мы с Божьей помощью это сделать.
В то время я был достаточно молодым и энергичным. Работал фермером. Благо тогда товар наш пользовался спросом, дела шли неплохо, и нам посчастливилось оказать посильную помощь в восстановлении крыши и куполов этой церкви, добиться главного – приостановить ее дальнейшее разрушение. Но с тех пор прошло целых 15 лет. И, к великому сожалению, храм до сих пор не задействован – в нем не венчаются, не крестят, не отпевают. Высится он, как и прежде, один-одинешенек, позабытый и позаброшенный.
Вот стою я сегодня у его закрытых ворот, уже пожилой и не столь энергичный, как прежде, мужчина. И в сердцах вопрошаю в никуда: «Как же мне помочь тебе, мой храм дорогой?»
В этом году исполняется 160 лет со дня постройки и освящения храма.

Леонид БЕЛОВ, Ядрин

Опубликовано: 2 марта 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.