Соотечественники

ОБРУСЕВШИЕ ЧУВАШИ СИБИРИ
Наших земляков можно найти везде

После окончания геологического факультета Казанского университета я уехал из родного дома и надолго поселился в Сибири. По существовавшим в те годы правилам выпускники вузов должны были отработать три года на производстве там, куда они были направлены. Меня направили на работу в Читинское
геологическое управление, куда прибыл в августе 1958 года. Первый производственный опыт получил в Колтуминской комплексной геологической партии Забайкальской геофизической экспедиции. Населенные пункты в этих местах расположены вдоль реки Газимур – притока Аргуни. Проживали там русские переселенцы с прошлого века. Выращивали картофель, овощи, сеяли пшеницу, овес, держали скот. Мужчины занимались охотой. В каждом поселке стояли деревянные церкви без куполов и крестов, превращенные в сельские клубы.
Кроме русских встречались обрусевшие китайцы, якуты. Были и наши соплеменники. Так, медицинским пунктом села Газимурский Завод заведовала молодая женщина чувашка, а в районном центре встретил мужчину средних лет, который руководил лесничеством района, он заговорил со мной на чувашском языке.
В городе Чите, куда я приехал весной 1961 года, встретил двух геологов- чувашей Володю Яковлева и Колю Тихонова. Оба работали в геологоразведочных экспедициях на севере Читинской области.
Весной 1963 года я переехал в Тюмень и устроился на работу в Саранпульскую комплексную геологоразведочную экспедицию Тюменского геологического управления. Поселок Саранпуль расположен на берегу реки Северная Сосьва. Там жили в основном манси, зыряне, исповедующие православие, русские и ханты. Промышляли рыбной ловлей, охотой, заготовкой дров. Занимались огородничеством, держали скот.
В Тюмени я встретил немало своих земляков. Поначалу мы с супругой остановились жить у родственников, в семье Кудряшовых. Из Чувашии в Сибирь они переехали в годы коллективизации и раскулачивания. Родственники родной язык не забыли, и их дети, Алексей и Фаина, выросшие среди русского населения, говорили на чувашском. Позже в городе встретил еще несколько чувашских семей, но разговор они всегда вели исключительно на русском языке. Окончательно обрусели, на родном совсем не говорили, хотя и знали какие-то чувашские слова.
С еще одним чувашом, выпускником Свердловского института Геннадием Севастьяновым, познакомился в Саранпульской экспедиции. Он возглавлял поисково-съемочную партию, которая в горах Приполярного Урала проводила полевые работы в районе реки Щекурьи, горы Неройки. Мы часто встречались с ним во время камеральных работ в городе Тюмени, но на чувашском языке никогда не разговаривали. Он был женат на русской.
В Тюмени же мне посчастливилось встретить своего однокашника Николая Чупракова. В школе мы с ним учились в параллельных классах. Николай был летчиком, выполнял рейсы Тюмень – Ханты-Мансийск. Жена его была чувашка, и мы в его семье иногда разговаривали на родном языке, правда, дети его – на русском. У меня супруга тоже чувашка, и мы также при детях не говорили на чувашском. Наши дети, к сожалению, учились говорить только на русском языке. Так было нужно, потому как повсюду (в детском саду, в школе, на улице) все разговаривали только на нем.
Брат моей жены Георгий после службы в армии, уехал из дома в Караганду. Работал там шахтером, женился на русской. Дети их тоже не знают чувашского языка…
В 1966 году я перешел на работу в научно-исследовательский геологоразведочный нефтяной институт (ЗапСибНИГНИ), в отдел региональной геологии. Там мне подсказали, что профессор Тюменского индустриального института Иван Викторович Лебедев родом из Чувашии. Позже узнал, что он из семьи раскулаченных крестьян, переселенцев 1930-х годов. О нем несколько слов поподробнее.
По профессии Иван Викторович был геологом, много лет работал в полевых экспедициях, защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук. В Тюмень приехал по приглашению из Томского политехнического института. Лебедев (20 ноября/3 декабря 1909 г., с. Тогаево Мариинско-Посадского р-на Чувашии – 17 июня 2002 г., г. Тюмень) был первым профессором, приехавшим работать в только что открывшийся в 1964 году индустриальный институт. Здесь он возглавил главный факультет – геологоразведочный. В течение 14 лет руководил кафедрой общей геологии. На его счету 20 выпусков геологов, геофизиков, гидрогеологов. Как ученый, наш сооте-чественник внес крупный вклад в разработку стратиграфии, палеонтологии и тектоники мезозоя Западной Сибири.
Новый этап в моем национальном сознании наступил в 1990-х годах, когда в Тюмени и области были созданы центры национальных культур, в том числе и центр чувашской культуры. Наш центр регулярно проводит встречи соплеменников в дни национальных праздников. На этих встречах, в беседах чувствуешь, что чувашей в Сибири немало, а в местах компактного проживания они сохранили и родной язык, и родную культуру. Честно и успешно трудятся наравне с представителями других народов на благо своих семей и страны в целом. Но за долгие годы проживания вне Чувашской Республики, к сожалению, многие отвыкают говорить на родном языке.

Евгений МАКСИМОВ,
доктор геолого-минералогических наук, профессор
(По материалам Тюменской областной газеты «Таван»)

НАША СПРАВКА
Евгений Максимович Максимов – уроженец деревни Старое Тогаево Мариинско-Посадского района (10 ноября 1935 года). С 1979 работает в Тюменском индустриальном институте (ныне Тюменский государственный нефтегазовый университет): старший преподаватель, доцент, профессор. Докторскую диссертацию защитил в 1993 году на тему «Формации и нефтегазоносность платформенного чехла Западно-Сибирской плиты». Автор около 90 научных трудов.

Опубликовано: 29 июля 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.