Дышать ртом – все равно что пить носом!

Фото Олега МАЛЬЦЕВАОдноклассники единодушно считали Алексея Сергеева будущим врачом. И он оправдал ожидания: сегодня к заведующему хирургическим отоларингологическим отделением Республиканской клинической больницы мечтают попасть многие пациенты с проблемами уха, горла и носа.

В СВОЕМ КРУГУ
Терзания «как найти свой путь в жизни?» характерны не для всех — спокойному и вдумчивому юному Алексею всегда нравилась врачебная специальность, тем более что она совпадала с семейной: отец заведовал отоларингологическим отделением, друзья семьи в большинстве своем тоже трудились в медицине. Да и наука эта увлекательная и разнообразная. Словом, найти себя оказалось просто, «легкая рука» и светлый ум передались по наследству. Жену Сергеев тоже нашел среди медиков. Получилась династия, к глубокому удовлетворению всех окружающих.
–?Алексей Владимирович, чем привлекательна именно эта отрасль медицины?
– Это очень творческая работа. В университете нас учили, что «все лор-болезни начинаются с кончика носа». С каждым годом работа хирурга становится все тоньше: стремительно развивается диагностика, наличие результатов МРТ и КТ-исследований позволяет проводить операции ювелирно тонко, малоинвазивно. Изобретаются сложнейшие аппараты, придумываются все более эффективные методы лечения и имплантации, появляются новые лекарства. Это захватывает.

ЛУЧШЕ СЛЫШАТЬ — К ССОРАМ С СОСЕДЯМИ
– Приятно, что сейчас при помощи хирургии уха мы почти всегда можем вернуть ранее утраченный слух и привычное для здорового человека качество жизни с помощью высокотехнологичных операций, количество которых растет с каждым годом.
Интересно, что именно улучшение слуха вызывает больше всего изменений в отношениях с окружающими: одна женщина со смехом рассказала, что после операции слышит ворчание мужа, которого раньше не замечала. Другая с удивлением обнаружила, что ее ребенок прав – соседи действительно сильно шумят по ночам! То есть оптимисты в любой ситуации находят плюсы, даже в умеренной степени тугоухости.
Частый вопрос к отоларингологам – насколько сильно провоцирует снижение слуха повальное увлечение молодежи музыкой в плейере? В последние годы практически все ходят в наушниках. Но думаю, что это не повод для паники – если не злоупотреблять децибелами, тогда уровень шума не выше, чем на улице. Предрасположенность к глухоте очень индивидуальна, и там, где одному человеку угрожает развитие заболевания, другой даже не заметит дискомфорта.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ХРАП
– Наиболее частые операции «во рту» – это удаление миндалин, лимфоидных образований глотки и пластика мягкого неба. Сегодня врачи удаляют миндалины, если они становятся постоянным источником инфекции, и пациент страдает от хронического тонзиллита. Считается, что лимфоидные органы человека развиваются до 18-21 года, поэтому частые ангины после достижения этого возраста – показание к операции. «Мороженое дадут?» – традиционный вопрос пациента в этом случае: в советское время практиковался такой способ «заморозки» глотки после хирургического вмешательства. Но сейчас обезболивание достигается лекарственными препаратами, к сожалению многих сладкоежек.
А возможностей хирургического лечения храпа сегодня очень много, поэтому прежде чем «ложиться под нож», современные отоларингологи советуют посетить врача-сомнолога. Если уснуть под наблюдением специалиста по сну, тот сможет изучить все персональные нюансы храпа: когда и где именно возникает звук, сколько времени продолжается, какова интенсивность, имеется ли цикличность остановки дыхания и многое другое.
Учтя все характеристики, легче определить, что именно и как следует изменить. Ведь на храп многое влияет: искривление носовой перегородки, врожденная узость носовых ходов или глотки, наличие полипов в носу, удлиненный небный язычок, нарушение прикуса, увеличение аденоидов, ожирение, прием алкоголя или снотворных препаратов, курение, снижение функции щитовидки, диабет, давление… Поэтому не все храпящие пациенты – наши. К тому же многие процедуры выполняются амбулаторно, что ощутимо снижает нагрузку на хирургический стационар.

СОВСЕМ НЮХ ПОТЕРЯЛИ?
– Нос – наиболее часто оперируемый нами орган. «Пальму первенства» держит искривление носовой перегородки, поскольку идеально ровная и прямая перегородка есть только у новорожденных и лишь небольшого процента взрослых. В процессе роста у каждого из нас хрящевой и костный отдел перегородки носа искривляются очень индивидуально и… определяют предрасположенность к различным заболеваниям. Наибольшая нагрузка по лечению последствий искривления перегородки носа ложится на участковых терапевтов и отоларингологов. К нам, поскольку стационар РКБ осуществляет плановые операции (с травмами везут в БСМП), пациенты поступают полностью обследованными, имея на руках все анализы и результаты компьютерной диагностики. В идеале они должны также четко представлять себе предстоящую операцию и ее последствия, но это происходит не всегда.
Из-за сильной загруженности у докторов поликлиник нечасто находится время на объяснения пациентам всех подробностей операций. Специфический «врачебный» почерк в картах не позволяет больным правильно прочесть рекомендации, многие попросту боятся операций – поэтому бывают случаи, когда пациент пишет «отказ» или уезжает из больницы. А это обрекает на долгие годы страданий: бесконечные гаймориты, например, провоцируют бесконтрольное использование сосудосуживающих капель и атрофию или гипертрофию слизистой.
Между тем современная хирургия располагает обширным арсеналом инструментов и препаратов, позволяющих производить операции предельно точно и эффективно, щадя при этом неизмененные патологическим процессом окружающие ткани. Поэтому гораздо лучше проявить настойчивость, выяснить у лечащего врача – куда и зачем он выписывает направление. Настроиться на избавление от мук и… остаться в стационаре.

МОЙ ДОКТОР — САМЫЙ ЛУЧШИЙ!
– Человек, испытывающий боль, часто поддается соблазну обвинить в своих страданиях врача – мол, неправильно лечит. Но интересный феномен: каждый пациент в вашем отделении отзывается о своем лечащем враче как о самом лучшем. Говорят о «золотых руках», удивительной чуткости и внимании, обстоятельности каждого осмотра.
– В качестве заведующего отделением я работаю пять лет и пришел в уже сложившийся коллектив. Глубоко уважаю своих сотрудников за высокий профессионализм и ответственность: работают очень добросовестно и даже самоотверженно. Мы оперируем больных со всей республики, нагрузка серьезная. Причем все чаще простые хирургические лор-операции могут делаться в районах или частных медицинских учреждениях, поэтому у нас с каждым годом растет процент сложных, нетипичных и высокотехнологичных. И я знаю, что могу положиться на свою команду.

ПАЦИЕНТ ВСЕГДА ПРАВ?
– Возможно, дело в специфике нашего отделения, но любимые многими докторами рассказы о больных, загубивших все старания врача неправильным поведением, у нас непопулярны, – говорит Алексей Владимирович. – Люди, приходящие на плановые лор-операции, по определению настроены сохранить свое здоровье и старательно выполняют рекомендации. Пациентов у нас практически поровну городских и деревенских, мужчин и женщин, нет четко выраженного сезонного потока или преобладания представителей какой-либо профессии. Пока лежат в хирургическом отделении, не курят. Возможно, именно поэтому у нас лучший показатель по РКБ по краткости пребывания в стационаре, и мы максимально используем 35 коек, имеющихся в нашем отделении.
Есть даже перспективы улучшения этого показателя: в день поступления больного в стационар операция ему не проводится, лишь осмотр и вдумчивое заполнение электронной карты с параллельным составлением плана операции и дальнейшего лечения. Это занимает много времени, но впоследствии оправдывается: даже спустя много лет «поднять» электронную карту легко, освежив при необходимости в памяти врача все данные. Звуковая программа, автоматически вносящая в компьютер все заметки хирурга при осмотре больного, плюс договоренность с пациентом прийти утром в день операции натощак и полностью подготовленным – и первый день можно было бы провести более плодотворно. Это не только уменьшило бы затраты на содержание пациента, но и сняло бы проблему излишней впечатлительности. А то некоторых, насмотревшихся в палате на послеоперационных соседей, иногда приходится успокаивать дополнительными медикаментами.
С другой стороны, я хотел бы отметить растущую грамотность пациентов: все чаще перед операцией люди обращаются к Интернету, стараются разобраться в собственной анатомии и читают аннотации к лекарствам. С такими больными приходится говорить подробнее, иногда с ними проще найти общий язык и взаимопонимание – это помогает и им, и нам. Но нередко мы вынуждены их и разубеждать в неправильно понятом. Кем и каким бы ни был пациент, ему должно стать легче даже от общения с доктором.

СПРАВКА «СЧ»
Алексей Владимирович Сергеев
В 1987 году окончил Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова (интернатура по специальности «Отоларингология» – в 1987-1988 гг.).
С 1987 г. работает в практической медицине.
С 2010 г. – в ГУЗ «Республиканская клиническая больница».
Врач высшей категории, заведующий отделением.
В 2014 г. награжден Почетной грамотой Минздравсоцразвития Чувашской Республики.

Опубликовано: 25 марта 2015

2 Ответы

  1. Здравствуйте. Хочу сделать операцию по искревлению перегородки носа, сколько денег нужно будет?

  2. Хотелось бы получить подробную информацию о последствиях для человека, если у него с детства постоянно «забит нос». Слышал, что это влияет на умственное развитие ребёнка, на привкус и зубы и т.д. и т.п. Об этом не нашёл информацию в интернете, а это очень важно знать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.