Свидетель берется под защиту

Осенью прошлого года в органах внутренних дел появилось подразделение, обес-печивающее безопасность лиц, жизни и здоровью которых угрожает опасность. Небольшая группа из четырех сотрудников создана и в МВД по Чувашии. Задачи возложены на них важные.
…Дежурный офицер территориального отделения милиции (ТОМ) Московского райотдела, куда я пришел в поисках группы по защите свидетелей (так коротко назвали ее в народе), явно не слышал об этом подразделении и всерьез утверждал, что такого в природе нет. Но вскоре я уже сидел в скромном кабинете руководителя этой группы. До назначения на эту должность Александр Смирнов работал в УБОПе, охотился на наркоманов. Но там началась реорганизация, и вчерашний опер весьма неожиданно для себя переквалифицировался в защитника свидетелей. Пожалуй, не стоит даже спрашивать, для чего создана эта служба. При расследовании сложных и серьезных уголовных дел подозреваемые делают все, чтобы избежать наказания. А как этого добиться? Один из способов – «заткнуть рот» свидетелям. Давить на них психологически, а если это не действует, решиться на более «действенные меры», вплоть до физического насилия. Бывает, часть свидетелей отказывается от своих показаний – не хочется жить в страхе быть избитым. В результате доказательная база разваливается, Фемида разводит руками, подозреваемый выходит сухим из воды, а работа правоохранителей идет коту под хвост. Закон о защите свидетелей был принят пять лет назад, но реально заработал только сейчас.
– В конце прошлого года суд в одном из районов республики рассматривал сложное дело, – рассказывает про первое «боевое крещение» своей группы А. Смирнов. – Обе стороны хорошо знали друг друга. Обвиняемый очень хотел, чтобы потерпевший забрал заявление обратно, а когда тот не сделал этого, спокойная жизнь для него закончилась. Дело дошло до избиения. После этого встал вопрос об обеспечении безопасности потерпевшего.
Решение об этом принимается постановлением следователя. В дело вступила группа по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите. Договорились с родственниками потерпевшего в городе, чтобы они временно приютили сельчанина у себя. Выезжали вместе с ним в район, следили, чтобы подозреваемый был лишен возможности оказывать на него давление. Месяца через два по решению суда виновный понес наказание, и необходимость в дальнейшей защите потерпевшего отпала.
Недавно сотрудники группы не спускали глаз с одной девушки, попавшей в неприятную жизненную ситуацию. Ей не давали покоя приятели вымогателя-насильника. Как происходит «обеспечение защиты»? Не путайте сотрудников группы с телохранителями, которые ни на шаг не отходят от «тела». Охрана свидетелей и потерпевших осуществляется весьма ненавязчиво. Допустим, крутится возле той девушки не бросающийся в глаза молодой человек в штатском и внимательно следит за обстановкой вокруг. А девушка живет своей обычной жизнью: учится, ходит на работу, домой и т.д. Парень следит за всем, что происходит вокруг. Опасность он может определить по мимике, голосу, разговору.
«Только, пожалуйста, пусть не путают нас с телохранителями, – еще раз акцентирует внимание А. Смирнов. – Согласно договору мы осуществляем защиту в строго определенных рамках. Скажем, после работы или учебы наши сотрудники сопровождают клиента до подъезда, убеждаются, что с ним все в порядке, и оставляют его до следующего утра. А захотел подзащитный, допустим, сходить вечером на дискотеку – пожалуйста, но обеспечение защиты на подобных мероприятиях в наши функции не входит». Иными словами, группа опекает там, где присутствие подзащитного жизненно необходимо: по дороге на работу и обратно, в больницу, на учебу и т.д. На дискотеку, вечеринку, свидание с любимыми – нет, извольте. Когда вам угрожают или нависла опасность, на время обходитесь без этих удовольствий.
Подзащитным может оказаться кто угодно – свидетели, потерпевшие, их близкие родственники, судьи, прокуроры, следователи, сотрудники различных контролирующих органов… Решение о необходимости защиты принимает следователь. «Мы стараемся подключиться к делу уже на этой стадии, – говорит начальник группы защиты. – Оцениваем, насколько реальна угроза, решаем, действительно ли нужна человеку госзащита». Бывает, повздорил он с родными, ну, «проучили» его тумаками, а он бежит в группу: «Помогите!» Конечно, в таких случаях никакой государственной защиты не ждите, научитесь лучше мирно сосуществовать в семье. Но вот угроза реальна, человеку действительно грозит опасность. Предусмотрено восемь мер безопасности: личная охрана, смена фамилии, биографии, места жительства, изменение внешности и др. У нас в республике до кардинальных мер пока не дошло, ограничивались в основном охраной и сменой места жительства. Пластическую операцию в целях защиты ни разу не делали даже в стране.
Допустим, в целях безопасности свидетеля возникла необходимость во временной смене места его жительства. Как решается этот вопрос? Оказывается, в некоторых регионах за счет госпрограммы по обеспечению госзащиты приобретены квартиры. Подзащитных временно размещают туда. Чувашия такими возможностями пока не располагает. Трудности есть. Группе госзащиты для оперативного принятия мер деньги не выделены. Если вдруг возникла необходимость в смене места жительства подзащитного, надо обосновать ее, подсчитать, во сколько это обойдется, подготовить бумаги и отправить в Москву. Может быть, дадут там денег месяца через два или три. А подзащитному угрожают сегодня, квартира нужна сейчас. Что же, ждать, пока из Москвы дадут положительный ответ? «Стараемся выходить из подобных ситуаций за счет средств МВД», – скромно отвечают на этот вопрос в группе защиты. Разумеется, в такой ситуации о бронированных автомобилях, в которых возят подзащитных, речи не идет.

Министр внутренних дел республики В.Антонов, проведший в минувший четверг пресс-конференцию по случаю приближающегося 89-летия чувашской милиции (эта дата отмечается 6 июля), не акцентировал внимание журналистов на деятельности новоиспеченной службы, потому что в распоряжении генерала была более резонансная информация. «Трудности в экономике проявляются и в деятельности органов внутренних дел, – сообщил глава МВД по Чувашии. – Сообщений различного характера стало больше, чаще выезжаем на места». Причем сообщения не всегда несут в себе информацию о совершенных преступлениях. Люди сталкиваются с дополнительными трудностями в жизни и нередко ищут поддержки в милиции.
Есть ряд других положительных моментов, свидетельствующих о том, что день рождения своего ведомства чувашские стражи порядка встречают не с пустым багажом. По данным министра, продолжается сокращение общего массива преступности. Что несомненно порадует потерпевших – повысилась раскрываемость преступлений. По убийствам и изнасилованиям она стропроцентная.
Долгое время общественность будоражила подростковая преступность. Сейчас она идет на убыль. Чувашская милиция по праву может гордиться тем, что 339 массовых мероприятий (в том числе такой многолюдный праздник, как День республики), на которых она поддерживает общественный порядок, прошли без эксцессов.
По словам В. Антонова, на повестке дня – создание аппаратно-программного комплекса «Безопасный город», позволяющего держать наряды в едином кулаке и в случае необходимости мгновенно сосредоточить силы в районе совершения преступления. Начало этой работе положено – в Чебоксарах установлено 28 точек экстренного вызова милиции и 5 видеокамер наблюдения, позволяющих визуально контролировать наиболее криминогенные места. Тревожных кнопок будет 48, а видеокамер – 96, кроме того, наряды милиции будут снабжены системой позиционирования. Комплекс требует немалых средств. Но безопасность граждан важнее денег. В этом году чебоксарцы из общего кармана потратят на это дело 26,5 млн. рублей, в следующем – 30. Лишь бы кризис не вмешался в эти планы.

Тэги:
Право

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.