Новая волна на Чебоксарском море

novo_22pan.jpgОколо пяти лет назад возобновилась дискуссия о подъеме уровня Чебоксарского водохранилища до проектной отметки 68 метров. Три года спустя она перешла в практическую плоскость – было разработано обоснование инвестиций в данный проект, выставленное затем на публичное обсуждение в муниципалитетах, которых коснется «большая вода». После этого опять наступило затишье.
В середине минувшего мая на совещании в Кирове Президент страны Д. Медведев дал поручение в срок до 1 октября с. г. «принять меры по завершению разработки проектной документации «Строительство Чебоксарской ГЭС на реке Волге» в части, касающейся поднятия уровня Чебоксарского водохранилища до отметки нормального подпорного уровня 68 метров». И вот эта, казалось бы, решающая точка в затянувшемся споре вновь подняла волну недовольства со стороны руководителей Нижегородской области и Республики Марий Эл. Снова посыпались прогнозы последствий, один страшней другого, с неизменным вопросом: почему это интересы Чувашии учитываются, тогда как соседних регионов игнорируются?
Чтобы прояснить сегодняшнюю ситуацию, определить, по словам члена правления ОАО «РусГидро», руководителя бизнес-единицы «Инжиниринг» Р. Хазиахметова, «где мы находимся», на Чебоксарской ГЭС состоялось заседание «круглого стола» с участием журналистов. В принципе ничего нового как в пользу подъема воды, так и против этого на нем не прозвучало. Интерес теперь вызывает, похоже, пресловутый денежный вопрос, который, наравне с квартирным, традиционно портит соседей. Фигурирует предположение, будто новую волну соседи погнали как раз ради того, чтобы «выжать» максимум компенсации за предполагаемый ущерб от затопления территорий и прочих неудобств. Да и как не предположить такое: при обнародованной сумме затрат на реализацию проекта порядка 50 млрд. рублей нижегородский губернатор В. Шанцев называет астрономическую сумму в 500 с лишним млрд. Р. Хазиахметов даже отказался прокомментировать сей финансовый пассаж, отослав за этим к Валерию Павлиновичу.
Вообще масштабы последствий от затопления территорий, соответственно затраты на их минимизацию, называемые губернаторами, растут как на дрожжах. Подобно тому, как персонаж молодого И. Ильинского в известной немой комедии «Праздник святого Йоргена» по мере выпитого называет этаж, с которого он упал и стал калекой, провел аналогию Расик Магсумович. В дискуссии о «большой воде» дело тоже дошло до девятого этажа. К примеру, утверждается, что площадь затопления в одной только Нижегородской области составит 165 тыс. гектаров, под воду уйдут исторические Староярмарочный и собор Александра Невского. А проектная документация утверждает, что затопленная территория будет вдвое меньше, соборы же не попадают не только в зону затопления, но даже в зону подтопления, поскольку находятся в Заречной части Нижнего Новгорода.
Или утверждается, что подъем водохранилища после многократных экспертиз на самом высшем уровне еще в 1989 году был признан экономически неэффективным. Хотя причина приостановления строительства гидроузла была совершенно прозаическая – пошел развал СССР, и не стало денег на решение даже более насущных проблем (забыли то время?) А один из журналистов еще и такую байку поведал. В начале 90-х годов Б. Ельцин побывал в Марий Эл. Первый президент республики ему и пожалуйся: мол, соседи хотят поднимать водохранилища, может, не стоит… Борис Николаевич, пребывая в обычном рабочем состоянии, не раздумывая, согласился – не будем!
Главное негативное последствие от подъема уровня воды – безусловно, затопление территорий. И надо обеспечить условия, которые способствовали бы восстановлению экологического баланса, отметил Р. Хазиахметов. Как и при любом другом экологически неблагоприятном, но экономически необходимом и неизбежном проекте. Невозможно пользоваться благами цивилизации, требуя повсеместно горного воздуха. Чебоксарское водохранилище по соотношению полезной емкости и затапливаемой площади уже сегодня достаточно плохое. Но если оставить его на нынешней отметке 63 метра, оно станет еще хуже. Для примера достаточно взять Волго-Ахтубинскую пойму на Нижней Волге, где из-за засухи 2006 года случились невосполнимые экологические потери, в частности, погибли уникальные реликтовые леса. Засухи же можно было избежать, находись Чебоксарское и Нижнекамское водохранилища на проектных отметках. Как и прекращения полноценного судоходства, которое также невозможно при нынешнем уровне воды. Доля мелководья (глубина менее полутора метров) от общей площади Чебоксарского моря нынче составляет 37%, что способствует цветению, загрязнению воды, в итоге – увеличению вредных выбросов. А в советские времена и по ныне действующим в России нормам эта доля не должна превышать 17%. О потерях выработки электроэнергии и говорить не приходится.
Неполная загрузка Чебоксарской ГЭС вынуждает производить электричество на тепловых станциях, что сопряжено с увеличением вредных выбросов в атмосферу (обратная сторона экологического урона от подъема водохранилища). Однако тут у оппонентов тоже есть довод: спрос на электроэнергию в стране падает, достроите ГЭС, а часть агрегатов будет стоять… Сомнение на этот счет высказал и корреспондент «Советской Чувашии»: альтернативные источники энергии – солнечные, биологические, атомный – наверняка будут развиваться, что также, кроме кризиса, может снизить спрос на гидроэнергетику. На что Р. Хазиахметов привел требование Президента страны относительно снижения тепловых выбросов в ближайшее время. А это значит, что будущее энергоснабжения страны все же за гидростанциями.
Все эти доводы, повторимся, не новы, они не претерпели существенных изменений после того, как были приведены впервые, что говорит только в пользу их убедительности. Не хватало политической воли, которая, наконец, проявлена, и обсуждать, казалось бы, уже нечего. Как сказал на «круглом столе» вице-премьер – министр промышленности и энергетики республики Ю. Волошин, «пора покончить с местечковыми проявлениями, поставлена большая государственная задача, которую надо и придется выполнять».
Насчет того, что послужило первотолчком для проявления долгожданной политической воли, Р. Хазиахметов, явно склонный к историческим параллелям, привел еще одну. Когда решался исход Курской битвы, маршал Василевский трижды предлагал свое стратегическое решение, которое дважды отвергалось как абсурдное, а маршала выпроваживали за дверь «подумать». И лишь на третий раз Сталин сказал, что если маршал, который не дурак, так убежден в своем решении, значит оно действительно правильное. Это к тому, что «точка» на самом высоком уровне состоялась во многом благодаря многократному и терпеливому убеждению руководством республики российского в неизбежности и целесообразности данного стратегического решения. «Президент Федоров каждый раз возвращался из-за двери и говорил то же, что и раньше, что не могло не сыграть своей роли», – сказал Р. Хазиахметов.
Что дальше? Вряд ли к 1 октября проект предстанет в совершенном виде и в следующем году начнется его реализация. Но то, что работы по восстановлению и достраиванию гидротехнических сооружений начнутся в 2011 году, сомнению не подлежит, заявил представитель «РусГидро». И никакие финансовые нехватки из-за кризиса якобы уже не должны повлиять. А министр природных ресурсов и экологии республики С. Дринев добавил: накопившиеся проблемы водохранилища придется решать на любой его отметке, поскольку откладывать далее невозможно.
Что касается инвестиций, то соседи тут в обиде вряд ли должны остаться. Более половины денежных средств получит Нижегородская область на сооружение инженерной защиты и строительство автодорожного моста. Но денег, как известно, много не бывает, почему бы нижегородцам и не «поштормить»…

Опубликовано: 4 июля 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.