«Зона» стала гуманнее

Недавно начальник УФСИН России по Чувашии В. Волков впервые в общественной приемной полпреда Президента РФ в ПФО провел «прямую телефонную линию» и прием граждан по личным вопросам.
У жительницы столицы республики Г. Герасимовой семь лет назад осудили сына и отправили отбывать наказание в колонию в Рыбинске. Оттуда тот попал в психиатрическую больницу в Казани. Мать тревожится: навещать его трудно, нельзя ли сына перевести в Чувашию? Вопрос, на который с ходу ответить трудно. В нашей республике психиатрических стационаров специального типа с интенсивным наблюдением нет, возможность перевода сына Галины Анатольевны поближе к дому требует изучения. Но ответ будет дан в ближайшее время. С аналогичной просьбой обратилась новочебоксарка И. Нефедова: брата отправили отбывать наказание в Цивильск, нельзя ли вернуть в колонию в Новочебоксарске? Тоже сразу не ответишь, надо изучить личное дело осужденного. В принципе, вопрос из серии разрешаемых. Так или иначе, обращения обеспокоенных родственников без ответа не останутся. Об этом позаботятся и помощник начальника УФСИН по соблюдению прав человека в УИС А. Мокеев, участвовавший в «прямой линии», и другие сотрудники управления, которые будут подключены потом.
Кажется, чувашское Управление ФСИН России, инициировав прямой диалог с жителями республики, не прогадало: общественность проявляет большой интерес к реформированию уголовно-исполнительной системы.
По данным В. Волкова, в настоящее время в учреждениях системы содержатся свыше 11,3 тыс. человек, в том числе 3,5 тыс. женщин. Контингент в основном местный, доля иногородних – 20-25 процентов. Недавно руководство Пермского края забило тревогу, требуя избавить регион от «пришлого» спецконтингента. Мол, сидельцы выходят на свободу и оседают в крае, пополняя ряды преступников. Федеральная служба пошла навстречу пермякам. С 1 мая нынешнего года в пермские исправительные колонии общего и строгого режимов людей из других регионов отбывать наказание не направляют, там принимают только «своих», что, по задумке пермяков, положительно отразится на криминальной ситуации в крае. Не предпринимаются ли подобные попытки у нас? Оказывается, нет. Местные органы власти подобную инициативу тоже пока не проявляют, поскольку, судя по статистике, доля иногородних не преобладающая и «погоду в доме» это не делает. С другой стороны, некоторый контингент Чувашия не принимает в силу сложившихся обстоятельств. Так, на территории республики нет колоний с тюремным и особым режимами. Следовательно, Чувашия автоматически избавлена от этого очень опасного контингента.
Если коротко передать суть изменений, происходящих в уголовно-исполнительной системе, то можно сказать, что «сидеть стало лучше, сидеть стало интересней». Система взяла курс на гуманизацию исполнения наказаний. Осужденные лучше питаются и получают более качественное коммунально-бытовое и медицинское обеспечение. За соблюдением прав осужденных строго следят прокуроры и общественность. Сейчас, находясь за колючей проволокой, можно получить образование, вплоть до высшего. Школы при исправительных колониях даже подключены к Интернету. Во всех учреждениях УФСИН работают психологи, открыты православные храмы и молитвенные комнаты. Но все-таки не забудем: система исправительная и одна из главных составляющих в воспитательном процессе – труд.
Как кризис сказывается на деятельности предприятий УФСИН? По словам В. Волкова, нельзя сказать, что кризис обошел систему стороной. Проблемы есть. Если раньше предприятия УФСИН активно поставляли свою продукцию «на сторону», то сейчас, согласно разработанному Федеральной службой плану антикризисных мероприятий, переориентируются на внутрисистемные поставки в рамках государственного оборонного заказа. А потенциал у предприятий большой. Здесь обрабатывают дерево и металл, шьют форменное обмундирование для силовых структур, военных и пожарных, широкий ассортимент спецодежды. И все это соответствует государственным стандартам и имеет сертификаты качества. «В прошлом году предприятиями и центрами трудовой адаптации осужденных УФСИН выпущено продукции и оказано услуг на сумму около 440 млн. рублей, – сообщил Вячеслав Борисович. – Хозяйственная деятельность принесла 39 млн. рублей прибыли». Осужденных часто называют тяжелой ношей на шее государства. А теперь обратите внимание на такую цифру: за прошлый год труд чувашских сидельцев позволил пополнить бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды на 130,4 млн. рублей. 42 процента от среднесписочной численности осужденных выводится на работу – это выше, чем в среднем по России. За колючей проволокой за день в среднем зарабатывают 147 рублей, а в женских колониях – более 170 рублей.
В прошлом году, по данным УФСИН, с просьбой о помиловании обратились 24 осужденных. По двум ходатайствам приняты положительные решения. Активно пользуется спецконтингент правом обращения с заявлениями и жалобами. Особенно часто встречаются просьбы перевести в другое исправительное учреждение, оказать медпомощь, содействие в розыске личных вещей. Еще одна возможность быть услышанным – обратиться по телефону доверия к помощнику начальника УФСИН по соблюдению прав человека в уголовно-исправительной системе. В прошлом году ею воспользовались 140 осужденных и их родственников. Вообще-то народ за колючей проволокой пассивностью не отличается. Время от времени с помощью сотовых телефонов оттуда предпринимаются массированные атаки на законопослушных граждан, путем обмана и мошенничества заставляя их раскошеливаться на нужды осужденных.
Наконец, о прокурорской опеке спецучреждений. В прошлом году прокуроры вмешались в работу колоний около 150 раз. По представлению надзорного органа за различные нарушения к дисциплинарной ответственности привлечено 99 сотрудников.
УФСИН планирует продолжить прямые диалоги с жителями республики. Они полезны для обеих сторон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.