Фонд выбирает пути

ФИНАНСИРОВАНИЕ ИЗ ВЕНЧУРНЫХ СРЕДСТВ МОЖЕТ ВОЗОБНОВИТЬСЯ

Печальной оказалась судьба двух первых и пока единственных проектов, за которые взялся республиканский венчурный фонд. Этот вопрос неоднократно поднимал Глава Чувашской Республики Михаил Игнатьев на заседаниях Координационного совещания по обеспечению правопорядка и Координационного совета по противодействию коррупции. На них постоянно говорилось о необходимости возврата в республиканский и федеральный бюджеты 140 миллионов венчурных денег, «ушедших» в неизвестном направлении и так и не принесших отдачи

.
Вот, например, цитата из статьи «Откуда у коррупции корни растут» («СЧ» от 17 февраля 2011г.): «На январском заседании Координационного совещания он (Глава Чувашии Михаил Игнатьев. – Авт.) озвучил несколько фактов, «дающих основания для серьезного разбирательства», а на февральском уже спрашивал о результатах. В частности, о принимаемых мерах по возврату бюджетных денег, выделенных некоммерческой организации, которая взялась активно содействовать развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере Чувашии».
А на днях к теме венчурного фонда вернулся министр экономического развития и торговли Владимир Аврелькин. Брифинг он начал с исторического экскурса: «В 2010 году еще прежним руководством республики было принято решение о вхождении в два проекта – по переработке зерна в лизин и по глубокой переработке биомассы. Резидентами проектов стали иностранные компании. К сожалению, было непонятно, на каких условиях поддержаны эти проекты, почему именно они. Эти две мифические компании получили миллионы государственных денежных средств и ушли из региона. Как результат, мы сегодня имеем два банкротных предприятия».
Решение о выходе из проектов и возврате 140 млн. бюджетных рублей (по 70 млн. на каждый проект) было принято зимой 2011 года. Но в российских реалиях финансовые споры подобного рода, как правило, сложны и длительны. «По итогам совместной работы с правоохранительными органами республике все-таки удалось вернуть половину, то есть 70 миллионов, и в этом большая заслуга Главы Чувашии», – подчеркнул министр, пояснив, что процедурой возврата занимался Кабинет Министров республики, «а в случае, если мы видели, что имеют место махинации при операциях с бюджетными средствами, но нашей компетенции, полномочий не хватает, обращались в правоохранительные органы». Были проведены комплексные проверки венчурного фонда. «И это дало результат – компания понимает, что лучше вернуть денежные средства, умышленно уведенные из республики, чем противостоять этой принципиальной позиции», – заключил Аврелькин.
Продолжается совместная работа с «силовиками», ведь за несостоявшимися инвесторами числится должок еще в 70 млн. Но министр откровенно признался, что «след этих денег простыл, мы не видим, куда они ушли». Осложняет ситуацию то, что наши венчурные средства получили иностранные компании, шведские. Впрочем, их можно вернуть по-иному – через реализацию имущества обанкроченных предприятий, что сейчас и делается.
«Если эти две сельхозфирмы, заложенные при участии венчурного капитала, нужны республике, то нельзя ли было найти инвесторов, которые бы продолжили дело, а не подводить уже начатое под банкротство?» – с надеждой спросила автор этих строк. «Мы готовы привлечь на эти же земли новых инвесторов, но первоочередная задача – вернуть те республиканские венчурные средства, которые забрали прежние. Вернуть в том числе за счет реализации уже закупленного оборудования. А в дальнейшем направить вырученные средства новому, порядочному инициатору проекта», – напомнил Аврелькин незыблемые постулаты российского законодательства. Правда, пока фонд прекратил финансирование проектов, сообщил министр.
Впрочем, заявки от малого и среднего бизнеса, занятого в научно-технической сфере, по-прежнему принимаются, заверил Николай Федотов, три месяца назад вступивший в должность исполнительного директора республиканского венчурного фонда. Приостановка же финансирования связана в том числе и с поиском приемлемой схемы работы, что обсуждается с Российской венчурной компанией, и может продлиться до конца года.
«Либо это будет прежняя схема, либо инвестиционное товарищество, либо посевной инвестиционный фонд», – перечислил варианты исполнительный директор. (Под прежней схемой подразумевается финансирование проектов через управляющую компанию. Она выбирается по конкурсу и формирует закрытый паевой фонд, добавив к имеющимся в региональной казне венчурным деньгам ровно столько же – от частных инвесторов. Потом управляет этими деньгами, вкладывая их в самые перспективные, по своей оценке, проекты. В нашем случае управляющей компанией в 2009 году была выбрана московская «НИК Развитие». – Авт.).
А как отнеслась эта управляющая компания к провалу проектов в Чувашии? Она поддерживает республику в деле возврата венчурных денег? «Усилия эти предпринимаются совместно с «НИК Развитие». Они наши партнеры, соинвесторы и заинтересованы в возврате средств, чтобы продолжить сотрудничество с республиканским венчурным фондом», – ответил его руководитель.

Опубликовано: 29 января 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.