Жил в строке и песне

Лукашин фото22АЛЕКСАНДР ЛУКАШИН ДРУЖИЛ С ЧУВАШСКИМИ КОМПОЗИТОРАМИ

Творчество поэта-песенника Александра Лукашина в 70–90-х годах прошлого века в Чувашии было на слуху. На его стихи по радио ежедневно звучали песни, хоровые и крупные вокально-симфонические произведения.

А впервые услышать лестные отзывы о нем мне довелось от композитора Федора Семеновича Васильева. Тогда с группой Чувашского телевидения мы снимали киноочерк о творчестве Федора Семеновича, речь зашла о его знаменитых «Фронтовых эскизах». «Какой талант, хотя он никаких литинститутов не кончал», – отозвался он об авторе стихов Александре Лукашине. Скоро «поющие строки» попали под руку, в газете «Советская Чувашия» вышла большая подборка его стихов:

Люблю я осенью долины,
Пшеницу – золоту под стать.
В степи простор неодолимый
Мне так и хочется обнять.
Заговорить с тобой стихами,
Богатый песнями, мой край.
Проходишь сжатыми полями –
На сердце осень, словно май…
Вырезку с той подборкой храню до сих пор.
Скоро журналистские пути-дороги свели меня с Александром Ивановичем. В редакцию «Советской Чувашии» он приходил не с пустыми руками. Веяло от его строк, бережно отпечатанных на машинке, необыкновенной сердечностью, в метафорах и сравнениях угадывался человек, наделенный даром художника. Самое свежее в виде небольших подборок продолжало появляться на страницах газеты. Но время было, что называется, лихое, в куцых издательских планах для стихотворных сборников Александра Лукашина не находилось места. Ему кто-то посоветовал поискать спонсоров, и он нередко приходил в редакцию с проектами писем, адресованными власть и рубль предержащим, но, полагаю, особого успеха на этом поприще не добился. Знаю, несколько книжек он выпустил на склоне лет на свою скромную пенсию.
– Откуда что берется – сам не знаю, – рассказывал он о «кухне» творчества. – Иногда неуправляемый сильный поток подхватывает тебя, несет и несет. Когда подбрасывает на «сушу», читаешь и удивляешься: неужели это написал я?
Но не все было так просто. Тогда, в начале «нулевых», опять-таки на свои сбережения, он выпустил сборник статей, где на красноречивых примерах раскрывал гримасы времени. Признавался, что это была работа не в радость, каждая строка давалась ему потом и кровью.
Об особенностях стиля поэта его коллега Владимир Долгов написал так: «…Песенность большинства стихов Лукашина объясняется особым их строем, манерой письма. Например, повторами (как бы припевами), рефренами, обилием сонорных (поющих) звуков, широкой музыкальной палитрой. Очевидно, такова уж чуткая душа неравнодушного к красоте звучания поэта-песенника Александра Лукашина. Его стихи нельзя спутать со стихами других поэтов. Этот поэт живет в строке и песне…»
Александр Иванович дружил с чувашскими композиторами, любил их. Особенно часто вспоминал Тимофея Фандеева, с которым на его моторной лодке они выезжали на волжские острова. С волнением однажды рассказал, в какой бедности и одиночестве умер Аристарх Орлов-Шузьм, прекрасный дирижер и композитор. Вспоминал и свои тяжелые фронтовые пути-дороги.
До последнего вздоха Александр Лукашин жил творчеством. Дежурно как-то звучат эти слова, но его супруга Любовь Григорьевна может подтвердить, что именно так он и жил. Писал, верил, что Слово, написанное или спетое, будет жить и жить.
А.И. Лукашин умер 28 июля 2009 года.
7 января ему исполнилось бы 90 лет.

Валерий АЛЕКСИН

Опубликовано: 15 января 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.