Дарители строятся в очередь

Президент Чувашии, сложив ладони, склонил голову в молитве. За его спиной — чувашский народ: седовласая пара и молодая семья с ребенком на фоне цветущего луга и небесной лазури. В руках пожилого мужчины — ковш, по всей видимости, наполненный национальным хмельным напитком, в руках молодого — хлеб.
Этот многоплановый сюжет — плод творческого воображения чебоксарского художника А. Шуркина, выросшего из школьного учителя рисования в модного в республике портретиста. Живописный холст его кисти «Молитва» сможет скоро увидеть каждый посетитель Чувашского национального музея. 12 февраля это полотно передано в дар музею Госсоветом республики. В этот день хранилищу чувашского наследия исполнилось 87 лет, и там по доброй традиции состоялся День дарения.
«За десять лет, что проводится акция, фонд музея пополнился на более чем 6900 предметов от 300 дарителей», — говорит главный хранитель ЧНМ Татьяна Гринева.
Дарят все. От деревенских бабушек-вышивальщиц до главы республики. Николай Федоров, как правило, передает в музей сувениры и подарки, преподнесенные ему различными делегациями, коллегами-политиками, дипломатами и простыми гражданами. Года два назад среди большой президентской «коллекции» книг, картин, скульптур, медалей, кубков, национальных нарядов и расписных яиц, привезенных сотрудниками Администрации Президента Чувашии, оказалась даже капля нефти. Настоящее черное золото из скважины, заключенное в небольшой стеклянный сосуд в форме капли. Видимо, необычный презент воплощал собой пожелание углеводородного богатства нашему небогатому природными ресурсами краю. И на этот раз не обошлось без диковинок. Золотым сиянием ослепила присутствующих огромная боксерская перчатка, в которой, наверное, даже рука гиганта Валуева утонет по локоть. На позолоченной коже размашисто написано: «Чебоксарам. С пожеланием мира и добра. Луговчане. Украина».
Сотрудники Минкультуры подарили музею новейший сборник памятных дат Великой Отечественной войны. Минприроды — научные труды об экологии и климате республики. «Редкие бабочки Чувашии» весьма разнообразили эту книжную подборку. Чучело раскинувшего крылья белохвостого орлана, богато расшитый казахский халат, фотографию секретной подводной лодки где-то у берегов Мурманска, которой командует вице-адмирал чувашских кровей, передал Чувашский национальный конгресс.
Пополнил музейную экспозицию и бизнес. Коллекцию «пещерных» сотовых телефонов (с длинными антеннами и массивными зарядными устройствами) преподнес глава одного из ведущих операторов сотовой связи Чувашии. По его словам, первый звонок по «трубке» в республике был сделан в 1994 году тогдашним министром связи России, приехавшим в наши края по приглашению Николая Федорова. «Правда, первый звонок оказался неудачным — на том конце было занято. Но вторая попытка удалась», — напомнил бизнесмен об истоках мобильной связи. Кому звонил министр, история умалчивает.
А столичный клуб коллекционеров и нумизматов буквально оторвал от сердца карту Чебоксарского уезда 1891 года. Редкая вещь, присвистнули знатоки.
Но поистине царский подарок музею сделал чебоксарский художник-ювелир Владислав Николаев. Он безвозмездно отреставрировал ценнейший музейный экспонат «Дарственный ковш императрицы Елизаветы I» 1760 года из серебра с позолотой. Императорская утварь находилась в плачевном состоянии: ручка отколота, чеканка местами стерта. Мастер вложил все свое умение, чтобы добиться первозданной красоты.

P.S. Подарки рядовых дарителей отличались скромностью и ностальгией по прошлому: лаковые дамские туфли в стиле 70-х годов, игрушечные Дед Мороз и Снегурочка из выцветшего пенопласта, настенные часы с «уснувшей» где-то в недрах механизма кукушкой и прочие атрибуты советского быта.

Тэги:
Без рубрики

2 Ответы

  1. Не перестаешь удивляться незыблемости вкусов людей, населяющих коридоры высокой власти. Интересно, чем наших депутатов привлекло полотно столь, мягко говоря, сомнительных достоинств? Еще интереснее было бы узнать — нравится ли этот «шедевр» главному персонажу картины, Николаю Федорову?
    Еще в эпоху засилья соцреализма всем было известно, что данное направление — это всего лишь лесть в доступной для начальников форме. Но раньше-то, когда творили Налбандяны, от подобной живописи требовалось незыблемое мастерство,академизм с большой буквы. Вот уж действительно история повторяется, но уже как фарс. С таким крутым китчем мало кто поспорит. Реклама освежителей воздуха с бешеным кроликом отдыхает! Поздравляю музей с приобретением. Лет через сто о нас будут судить по нашим «Молитвам».

  2. С большим удовольствием бы поддержала предыдущего оппонента, ан нет. Как ни прискорбно это признавать, но этому «шедевру» далеко до соцреализма как Албании до НАТО. Хотелось бы поправить предыдущего оратора и сказать, что соцреализм не в коей мере не являлся «лестью в доступной для начальников форме», а был более продуманным методом со сложной эстетической программой. Подаренное Национальному музею произведение, в отличие от соцреалистических прототипов, абсолютно лишено идейного пафоса и какой-либо эстетической программы, хотя и претендует на это. Оно скорее могло бы стать объектом соц-арта, но контекстик не тот! Или легко влилось бы в ряд дубосарско-виноградовских картин (где контекст не важен, а нужно, чтобы текст был сразу понятен), но и это не пройдет, ведь беда Шуркина в том, что он все это делает с серьезным выражением лица. Может он просто не знает, что «все глупости на Земле совершаются именно с этим выражением лица»?
    Возможно, что Шуркин и не станет чувашским Герасимовым, но очевидно, что картина с подобным бэкграундом обречена среди чиновников на успех.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.