Плач о заброшенной даче

090428-05-malcev_exposure.jpg

В последнее время много говорят о том, что нынешний экономический кризис заставит дачников вновь вернуться к заброшенным участкам. Рассказывают, якобы семян овощных культур и картофеля продано чуть ли не вдвое больше. Кто и как ведет такую статистику, сказать трудно, но количество торговых точек, предлагающих различный посадочный материал, подтвердили знающие люди, увеличилось в полтора раза. Говорит ли это о том, что заросшие бурьяном дачные сотки вновь приобретут прежний ласкающий взор вид?
До последнего времени классическим словом «дачники» у нас именовали горожан, владеющих за городом несколькими сотками земли и сооружением, возведенным подчас из подручного материала. Дачный бум достиг своего апогея к середине 80-х годов прошедшего столетия – люди были рады даже неудобьям: низинам, оврагам и косогорам. А к концу 90-х вожделенные сотки потеряли привлекательность. Причин несколько. Фрукты и овощи перестали быть дефицитом, одни посчитали и решили, что их дешевле купить, чем выращивать. Других достало отсутствие благоустроенных подъездных дорог, электричества, воды и т. д. Третьим стало мало пространства на трех-четырех сотках (именно столько земли выделялось в советские времена под дачные участки), они стали обзаводиться деревенскими усадьбами. А те, кто побогаче, строят коттеджи на участках соток в десять-пятнадцать.
Тем не менее на сегодня в республике насчитывается свыше 350 тысяч дачников, которые объединены в 700 товариществ. Сколько в них заброшенных участков? Похоже, статистику никто не ведет. Цифру эту не смогли назвать и в Союзе садоводов. Да и входят в него только 109 товариществ, в основном расположенных в Чебоксарах и пригороде. А семян, рассказали в союзе, действительно нынче покупается немало. Время от времени члены правления проводят опрос продавцов. Оказывается, даже бомжи в обмен на вещи просят семенной картофель. Сомнительно, чтоб те вдруг занялись земледелием, но городские дачные массивы, по словам знакомых председателей коллективных садов, нынче становятся популярными. Так, в прошедшие выходные на фазендах ими было замечено немало хозяев «забытых» дач. Да еще несколько человек интересовались, продаются ли участки.
По прогнозам же председателя союза Н. Капитонова, примерно 15% дачников нынче вновь начнут выращивать капусту и прочие овощи. Слова свои Николай Гаврилович подтверждает данными анализа первых лет суматошных реформ: «В 1992-м вновь было освоено около 20% брошенных участков. Точную нынешнюю цифру «назовет» инвентаризация земель садов, входящих в союз. А дачи нынче не бросят: сохранен льготный проездной для основных наших дачников – пенсионеров – на городских и пригородных автобусных маршрутах».
«Был бы у меня участок в городе, я бы тоже с удовольствием там копалась, – сомневается соседка тетя Маша. В городских садах – цивилизация: и вода, и электричество, и охрана налажена. А в нашем, что в Цивильском районе, и насосную давно раскурочили, и провода срезали, и овощи с грядок частенько «ноги делают». Никакого желания туда ездить». Картину, нарисованную бывшей дачницей, наверняка наблюдал каждый выезжающий за город – даже вдоль автомобильных трасс среди вполне респектабельных домиков часты заброшенные, разграбленные, поросшие сорняками наделы. А что говорить про глубинку? По словам самих садоводов-огородников, доля таких участков в иных товариществах составляет 50, а то и 80–90%. Они не только стали рассадниками болезней и вредителей, сорных растений – скорее всего, и налоги с этих земель не платятся.
Извечный вопрос – что делать? Проблемой серьезно пока никто не занимается. Логично было бы необрабатываемые земли изымать, но механизм не проработан. «Да и что будут делать с нашими «террасами»? – спокойны хозяева соток-неугодий. – Вот если бы разработали программу по возрождению дач, помогло бы государство подвести к садам воду, электричество, построить дороги, может быть, и удалось бы «вдохнуть жизнь» в заброшенные дачи…»

Наш опрос

  • Кира Константиновна, пенсионерка:

– Для нас с мужем дача – не роскошь, потому что до роскоши там далеко. Дети не любят работать на земле. Правда, помогают, когда грядки надо копать, или на шашлыки приезжают. Помидоры не выращиваем – в последние годы из-за фитофтороза это стало невозможным. Дешевле на рынке купить. Неплохой приработок к своим пенсиям за лето получаем от продажи ягод.

  • Марина Сергеевна, госслужащая:

– У меня дачи нет. Так называемые дачи – и не дачи вовсе, а своего рода «каторжные» участки, с которых люди обеспечивают себя и свои семьи сельхозпродукцией. Дача же в нормальном понимании этого слова – загородный дом для отдыха и восполнения сил.

  • Александра Яковлевна, учительница:

– Дача для меня – место отдохновения, я давно свой участок превратила в сад непрерывного цветения. Овощных культур выращиваю совсем мало, в основном петрушку-укроп. Картофель и нынче сажать не буду. Да и при любом раскладе выращивать на своих сотках овощи-фрукты и прочую полезную зелень невыгодно. Если учесть трудовые затраты, то помидор, произведенный на даче, получается золотым.

  • Юрий Петрович, рабочий на стройке:

– Конечно, хотелось бы посадить и капусту, и лучок. Чем еще заняться-то? Работаем день через три. Только как добираться до своих участков? Дача на 42-м километре, билет стоит около 80 рублей. Представляете, во сколько это обойдется семье из четырех человек? Лишний раз и тещу не пригласишь «отдохнуть» на природе – льготного проездного на железнодорожном транспорте нет…

  • Сергей Михайлович, второй месяц без работы:

– Несколько лет картошку не сажал, а этой весной посажу. И мои товарищи собираются заново осваивать давно не обрабатываемые земли.

Опубликовано: 29 апреля 2009

Один Ответ

  1. Плач о заброшенной даче.
    Фитофтороз и колорадский жук – не самое страшное в садах. Страшно другое.
    Пожары, которые трудно затушить из-за плохих или вовсе отсутствующих дорог и подъездных путей. Бомжи и воры, проникая в дачные хибарки, оставляют непотушенные окурки, разводят огонь. Так, этой зимой у старушки-дачницы сгорело её неказистое домишко. Пожарные точно установили, что возгорание началось внутри строения; в месте, где стоял диван.
    Грабежи в садоводческих товариществах стали привычными. Правоохранительные органы не хотят заниматься такой «мелочью». Там, видимо, своего криминала хватает. Вспоминается, как года 3-4 назад прокуратура развела кампанию по борьбе с дачными набегами. Довели до сведения правлений НСТ (некоммерческих садоводческих товариществ) образцы ведения журналов учета краж с просьбой своевременно выявлять такие факты, фиксировать в журналах и доводить до работников прокуратуры. Автор этих строк неоднократно привозил тот злосчастный журнал для ознакомления с новыми случаями грабежей. Однако, ни один случай не был расследован: потерпевших не вызывали на беседу, им даже не звонили! Зачем портить статистику раскрываемости.
    В 2000 году мой скромный домик подвергался набегам …четыре (!) раза.
    После последнего случая, ко мне все же приехала бригада, сняли отпечатки и нашли-таки злоумышленника спустя два-три месяца. Его отправили за решетку на 4,5 года. После таких набегов остается чувство безысходности и депрессии, ощущение, что тебя облили нечистотами, плюнули в душу.
    Воруют всё, что можно – инструменты, кухонную утварь, продукты, заготовки, урожай с грядок. Особой «популярностью» пользуются зеленый лук, чеснок, капуста, зелень: и снять с грядок не сложно, и унести не трудно,
    куда сложнее с корнеплодами.
    Вызывают сочувствие дачники, которые вынуждены ездить на свои сотки за десятки километров. Мало того, что тяжело в душных автобусах-поездах трястись по жаре, так еще и увезти, порой, с дачки нечего – «помогли» урожай собрать другие, а то и остатки выкопать нечем, лопаты «сделали ноги».
    Охрана дач силами самих дачников по очереди, как того предлагают правоохранительные органы, не решит проблему. Что могут немощные пенсионеры-старики? То один заболел, то другой. А средств на содержание привлеченного охранника нет, потому что и брать взносы не с кого – 50 % заброшенных участков…
    Так, кто защитит дачника?
    P.S. В конце апреля ко мне вновь наведались «гости». Срезан замок с калитки, выломан врезной замок, серьезно повреждена дверь…
    Иванова НА — пенсионер
    (не для печати: НСТ «Заовражное». Дом.тел.43-22-43)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.