Тайна народного врача

Фирс Григорьевич не дожил до этой премьеры на сцене Чувашского ТЮЗа несколько дней. Умер 14 марта нынешнего года в 84-летнем возрасте как раз в то время, когда народный театр «Родники» Дворца культуры тракторостроителей заканчивал подготовку спектакля про его детство и юность.
Николай Григорьев, министр здравоохранения Чувашии в 1979–1994 годах, ныне профессор ЧГУ, познакомился с главным врачом Канашской райбольницы Фирсом Григорьевым в 1958-м, когда начинал докторскую карьеру в Янтикове. В начале 60-х, в период работы хирургом Канашской горбольницы, сидели за одним столом на разных районных медицинских совещаниях. Когда стал министром, не раз брал его с собой в Москву на заседания Минздрава СССР. Дело в том, что Ф. Григорьев и кандидатскую, и докторскую диссертации защитил по социально-гигиенической тематике. И не на пустом месте. В начале 80-х годов он стал зачинателем создания в республике сельских профилакториев на фермах и в машинно-тракторных парках. Первые открылись, конечно, в Канашском районе. Здесь, вспоминает Н. Григорьев, было 7 таких мини-здравниц. С саунами, кабинетами для процедур и даже массажа. А в республике их количество дошло до 167-и. Слух о примере Чувашии докатился до Москвы. Министра и автора почина вызвали в столицу. Идея союзному Минздраву понравилась. И пошла по стране кампания организации колхозно-совхозных профилакториев.
Конечно, и это было учтено, когда в 1986 году Верховный Совет СССР решил присвоить Ф. Григорьеву, заслуженному врачу Чувашской АССР и РСФСР, звание «Народный врач СССР». В сообществе медиков Чувашии он остался единственным удостоенным этого высокого титула. В таком признании заслуг сельского доктора, разумеется, было и участие министра Н. Григорьева. Нет, они не родственники, просто земляки-канашцы, но были большими друзьями, во многом единомышленниками, несмотря на то, что Фирс Григорьевич старше Николая Григорьевича на 8 лет. И, казалось бы, считает наш собеседник, уж все должны были узнать друг о друге за прожитые годы. Но главную свою тайну его коллега открыл лишь четыре года назад.
Тогда Н. Григорьев решил сделать другу подарок к 80-летию – написать о нем книгу, которая потом вышла под названием «Сельский доктор Фирс Григорьев». И поехал к нему в Шихазаны, где тот с 1957 года жил в своем деревенском доме. Три дня прошли в беседах. И под конец встречи народный врач СССР сказал: «Верой и правдой служил и советской власти, и российской, юнцом на фронт ушел, депутатом Верховных Советов Союза заседал. И при этом – был сыном священника, «врага народа». Да, я многие годы с этим клеймом жил».
Его отца, сельского батюшку, арестовали в 1932 году. Обвинили в контрреволюционной агитации. Семья жила в добротной пятистенке, имела библиотеку, в которой были и старинные церковные книги, в доме по праздникам звучал граммофон. Через несколько дней после того, как забрали отца, дом и хозяйство с живностью конфисковали. В доме поселился исполком сельсовета. Мать с тремя сыновьями, из которых только один был в школьном возрасте, средь весны выгнали на улицу. Их приютила соседка.
В тюрьме у отца обнаружилась чахотка. Его, как безнадежно больного, пришлось освободить. Вернулся домой, на козьем молоке и лечебных травах стал поправляться. Родной приход был уже закрыт. Место службы нашел в селе за десять верст. Каждый день ходил туда и обратно пешком. Однажды летней ночью семья не дождалась его. Не появился он и следующим днем. И поиски ничего не дали. Через недели две его тело всплыло в пруду. Похоронили без следствия, без разбирательств. Мать от горя ослепла.
Еще одна беда – сгорела вдруг изба женщины, которая приняла семью. Мать пошла в сельсовет, чтобы просить разрешения жить в бане, стоявшей в огороде родного хозяйства. Дозволили. Сердобольные сельчане помогли приспособить баньку под жилье: вместо черной печи сложили «голландку», сколотили стол и табуретки. Время было трудное, голодное. Заработков у слепой матери – никаких. Вчетвером ходили по деревням попрошайничать. В то время такое не было в диковинку. После голода начала 20-х годов, в ходе раскулачивания многие дети остались без родителей и толпами кочевали в поисках пропитания. А ведь потом это поколение ушло на защиту Родины. Из той бани ушли на фронт Иван и Фирс Григорьевы. Иван погиб, Фирс вернулся. Вернулся в ту же баню. И тогда вдруг мать снова стала видеть.
Фирс окончил учебу в Канашском педучилище, куда поступил еще до войны, поработал сельским учителем, затем стал студентом Казанского мединститута, где и спутницу жизни нашел. В 1953 году начал работать в Шихазанах врачом райбольницы. Молодые получили квартирку в доме, в котором потом прожили всю жизнь. Вот тогда Фирс перевез к себе мать, ютившуюся в той же бане. На врача выучился и брат Гриша, стал кандидатом медицинских наук. Он проживает в Чебоксарах, находится на заслуженном отдыхе.
Эти воспоминания вошли в юбилейную книгу о Фирсе Григорьеве лишь как фрагмент. Уже тогда у ее автора зародилась мысль показать эту часть жизни семьи отдельно, крупным планом. Два года назад взялся за сочинение пьесы. Самому Фирсу Григорьевичу об этом не сказал, хотел сделать ему подарок. Дал почитать, когда пьеса вышла отдельной книгой. До премьеры «Горького счастья» в Чебоксарах народный врач не дожил. Она состоялась 22 марта. Посмотреть постановку пришли брат, дети и родственники Ф. Григорьева, приехали земляки-канашцы.

Опубликовано: 9 апреля 2009
Тэги:
Без рубрики

2 Ответы

  1. жизнь прожить не поле перейти,
    ну сейчас другое время, а смотришь иногда на некоторых, и думаешь почему они такие,как будто две жизни будут жить…

  2. благодаря Фирса Григорьева,мы медработники,имеем квартиру.спасибо ему

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.