Реабилитация с компенсацией

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА
Граждане, подвергшиеся незаконному уголовному преследованию, имеют право на реабилитацию и возмещение причиненного им морального вреда.
БЫЛО СТЫДНО И БОЛЬНО…
С иском к Минфину России в лице Управления Федерального казначейства по Чувашии обратился житель Чебоксар. В прошлом году его осудили за кражу, которую он не совершал, а затем Верховный суд республики прекратил уголовное дело за неимением в действиях горожанина состава преступления с признанием права на реабилитацию.
Василий Петрович (персональные данные изменены) поведал в судебном заседании, сколь он натерпелся за время незаконного уголовного преследования. В то время он работал начальником транспортного цеха в одной из организаций, часто ездил в командировки. А тут уголовное дело, мера пресечения в виде подписки о невыезде… Все было мучительно – и вызовы к следователю, и поиски адвоката, суд, приговор. А стыдоба-­то какая перед коллегами, родственниками, которых также вызывали на допросы. Только через 9 месяцев удалось добиться отмены приговора. Свои моральные страдания Василий Петрович оценил в миллион рублей.
Представителю казначейства эта сумма показалась завышенной, равно как и страдания истца. Дескать, он свободы не лишался, предварительное следствие и судебное разбирательство велись недолго, все затраты, связанные с рассмотрением уголовного дела, истцу компенсированы. С учетом мнения сторон, а также исходя из «разумного и справедливого» суд взыскал с Минфина за счет российской казны в пользу Василия Петровича 35 тысяч рублей.
Слава богу, что страдания незаконно осужденного человека на весах Фемиды и меньше не потянули. Впрочем, никто, кроме самого без вины виноватого, не знает, каким тяжким бременем ложится на душу обвинение в преступлении. Что уж говорить о подрыве веры в справедливость системы правоохранительных органов.
Около года длилось расследование уголовного дела, возбужденного в отношении жителя Чебоксарского района, обвиненного в нарушении правил дорожного движения, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью человека. И здесь подписка о невыезде, вызовы к следователю, страх, подавленность, стыд перед женой и малолетними детьми, односельчанами. В результате дело прекращается на стадии следствия по причине невиновности человека. Компенсация со стороны государства по решению суда – 50 тысяч рублей.
Другой житель Чебоксар в 1994 году обвинялся в бандитском вымогательстве имущества, как потом выяснится, без достаточных на то оснований, и уголовное дело прекратят. В ходе следствия мужчина полгода просидел в следственном изоляторе. И вот спустя 18 лет он потребовал заплатить ему по миллиону за каждый месяц, проведенный в тюрьме, а в общей сумме 6 миллионов. В декабре прошлого года по решению Московского районного суда Чебоксар из российской казны в его пользу взыскано 150 тысяч рублей.
ГОСУДАРСТВО КАК БЫ НИ ПРИ ЧЕМ…
Но не всегда суд удовлетворяет иски о возмещении вреда за счет казенных денег. Одно из таких гражданских дел вызывает неоднозначную реакцию.
Жительница Чебоксар рассчитывала взыскать с Минфина 2,8 млн. рублей, включая причиненный ей материальный и моральный ущерб. Она – пострадавшая дольщица. В 1998 году заключила договор на строительство квартиры в Чебоксарах. Свои обязательства выполнила, деньги на счет строителя внесла. Позже строительная организация заключила договор с ТСЖ, уступив ему право решать квартирный вопрос с дольщиками, о чем истица не знала. Дело кончилось тем, что товарищество отказалось перезаключать с ней договор долевого участия, ссылаясь на то, что ее нет в списке дольщиков, имеющих право требовать квартиры. Нина Семеновна думает, что между строителем и ТСЖ был сговор, произошла мошенническая передача незавершенного строительством жилья без учета доли истца – хороший способ перепродать уже оплаченные квартиры. Кстати, не она одна выпала из списка.
В 2001 году суд обязал ТСЖ перезаключить с ней договор на строительство жилья, это решение, поддержанное и коллегией по гражданским делам Верховного суда республики, после вступления в силу было исполнено. А потом произошло совершенно непонятное. Со слов истицы, президиум ВС ЧР в порядке надзора, не отменяя определение судебной коллегии, да и вообще минуя его, отменил первоначальное (вступившее в силу) решение Московского райсуда и направил дело на новое рассмотрение, в результате Нина Семеновна лишилась оплаченного жилья. Все последующие судебные решения были не в ее пользу, в том числе и Верховного суда России.
И на попытку восстановить справедливость через правоохранительные органы по факту незаконного отъема у нее квартиры «безрезультатно ушло около 10 лет». Лишь в марте 2011­го факт исключения Нины Семеновны из списка участников долевого строительства был признан особо тяжким мошенническим преступлением с причинением материального ущерба в особо крупных размерах. Однако в возбуждении уголовного дела было отказано по причине давности совершенного преступления. А суд отказался пересматривать дело по вновь открывшимся обстоятельствам.
Даже если теоретически предположить, что уголовное дело по факту мошенничества, двойной перепродажи квартиры будет возбуждено, а ранее принятые судебные решения пересмотрены, то свою квартиру женщина все равно не получит, в ней уже много лет живут другие люди. Да и строительной организации, которая ее обманула, уже нет, а ТСЖ не занимается строительством и не располагает возможностью предоставить другое жилье. Поскольку право на жилье нарушено по вине госорганов, ответственность за это должно нести государство, была уверена Нина Семеновна.
И у представителя Минфина России были свои аргументы. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается, если вина судьи установлена приговором суда, также должны быть признаны незаконными действия (или бездействие) правоохранителей. И резюме: «В спорных правоотношениях отсутствует причинно­следственная связь между возникшими у истца убытками и действиями государственных органов». В общем, суд не нашел оснований потрошить казенный кошелек в пользу Нины Семеновны…

Опубликовано: 18 марта 2013
Тэги:
Право

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.