Полезный ужин, или болевые точки эндокринологии

Главный врач Республиканского эндокринологического диспансера Татьяна Маркова еще и главный эндокринолог республики. За последние годы наука очень сильно ушла вперед, стали диагностироваться и лечиться многие редкие расстройства эндокринной системы. А что происходит с распространенными заболеваниями, которым подвержены тысячи людей? Об этом мы и говорим с Татьяной Николаевной.
– Какие самые болезненные проблемы в эндокринологии?
– На сегодня, как и десять лет назад, остались самыми распространенными среди эндокринных заболеваний три: это заболевания щитовидной железы, все-таки мы живем в эндемичной местности, ожирение и сахарный диабет. И если мы возьмем всех, кто страдает от этих заболеваний, то это очень большой объем в Чувашской Республике. По данным скрининга, около 20-25% имеют заболевание щитовидной железы, 30% – ожирение, 4-5% – сахарный диабет.
Только на учете у нас в республике стоят 20 тысяч больных сахарным диабетом. При этом мы говорим о том, что на каждого зарегистрированного больного приходится три человека, которые не знают о своем заболевании. Если посчитать еще и их, то цифры получатся намного больше.
Сахарный диабет очень серьезное заболевание. Каждый третий больной с инфарктом – это больной сахарным диабетом, о котором он не знает. Первое, на чем отражается сахарный диабет, это на сосудах. Сахар откладывается в сосудистой стенке, не дает им нормально работать, и потому человек, у которого повышен сахар в крови, в семь раз чаще рискует заболеть инфарктом миокарда и инсультом. Вклад сахарного диабета в смертность от сердечно-сосудистых заболеваний достаточно значимый.
– То есть пациенты кардиолога это в первую очередь ваши пациенты?
– Я считаю, что любого пациента с инфарктом или инсультом надо более углубленно проверять, нет ли у него сахарного диабета. Каждому человеку после сорока пяти лет надо ходить и сдавать кровь на сахар для раннего выявления сахарного диабета.
– Кто рискует заболеть диабетом?
– Судите сами. Факторы риска следующие: это высокое давление, ожирение, наличие в семье больных сахарным диабетом. Если сахарным диабетом болеют мама или папа, то у ребенка, когда он станет постарше, шансов повторить их путь около 50-60 процентов. А когда болеют оба родителя, ребенок практически стопроцентно заболеет им, если не будет активно заниматься профилактикой. Поэтому если у человека плохая наследственность, ему придется очень постараться, чтобы факторы риска не переросли в заболевание и оно не «выстрелило».

Мишени сахарного диабета: это сердце и головной мозг – инфаркт и инсульт, это почки – вплоть до почечной недостаточности, это глаза – поражение их вплоть до полной слепоты, это ноги – вплоть до ампутации.
Не надо бояться сдавать кровь на сахар в любом возрасте. Появились подростки с сахарным диабетом второго типа. Уже у школьников в пятнадцатьшестнадцать лет повышается сахар. Диабет второго типа у детей, вы понимаете, что это программа на преждевременное старение. Вот что мы делаем с нашими детьми при помощи компьютеров, телевизоров, макдоналдсов и неправильного питания.

– Неужели все так трагично?
– Если мы на ранних этапах диагностировали сахарный диабет и знаем, что у пациента повышенный сахар в крови, ему говорим: снизьте, пожалуйста, калорийность еды за счет снижения жирной пищи, уберите чистый сахар из рациона. К чистому сахару мы относим конфеты, пирожное, печенье, картофель, хлеб, макароны. Следите за своим весом, полчаса в день ходите пешком, практикуйте частое и дробное питание с большим количеством клетчатки. Добросовестный человек, который хочет быть здоровым и выполняет все рекомендации, без лекарств, только за счет изменения образа жизни может прожить с легким диабетом без всяких осложнений до очень глубокой старости.
Разве плохи эти рекомендации для здорового человека, который подходит к 50-60-летнему возрасту?
– Сейчас много очень говорится об ожирении, рекламируются всевозможные диеты и системы питания, но количество полных людей не уменьшается. Почему?
– Все знают, что нужно есть хотя бы три раза в день. После сорока пяти лет люди прекрасно понимают, что надо сокращать объемы съедаемого, придерживаться более рационального питания. Теперь мало кто из сорокапятилетних пациентов приходит к нам и говорит, что вечером после работы наедается до отвала: люди начинают себя ограничивать. Но вот с физической нагрузкой просто беда: никто не хочет ходить пешком. На работе сидим, после нее сели за руль, зашли домой, поели и сели перед телевизором. Все! Человек готов отказаться от ужина или перейти на полезный ужин, но двигаться не хочет. Специалисты Всемирной организации здравоохранения говорят, что если мы сейчас ничего делать не будем, то лет через двадцать почти все станем диабетиками и будем страдать ожирением.
– То есть очень важно двигаться, чтобы мышцы пережигали глюкозу, которая поступает к нам в организм?
– Глюкозу и жиры. Движение, кроме этого, вызывает усиление кровотока во внутренних органах, значит, они будут лучше работать. Физическая нагрузка повышает иммунитет, ученые считают, что она обладает антираковым действием. Ну и потом внешний вид человека: если он подтянут, если у него есть мышцы, это еще и красиво.

НЕ НАДО ПОДВИГОВ

– Значит, все бежим в спортзал?
– Ни в коем случае! Как раз хочу рассказать о другой стороне вопроса. У человека после сорока пяти лет появилось небольшое ожирение, немного поднялся уровень сахара в крови, стало скакать давление. Он внимательно выслушивает рекомендации доктора, что надо делать, и бежит в спортзал или покупает беговую дорожку домой, чтобы без отрыва от семьи заниматься спортом.
При этом сразу же нагружает себя до изнеможения, но вместо улучшения самочувствия и бодрости ощущает вялость и разбитость. И его запала хватает ровно на две-три недели. Потом человек все забрасывает и уверяет других, что изменить образ жизни нереально. Или еще хуже: нетренированные мышцы не готовы к тому, чтобы их резко начали эксплуатировать, и у человека при нагрузке может случиться инфаркт миокарда.
Не надо подвигов. Посмотрите, что делается в странах Западной Европы? Все ходят, бегают, катаются на велосипедах. Люди идут с лыжными палками – это так называемая скандинавская или северная ходьба. Когда мы просто идем, ноги нагружаются, а руки висят вдоль тела, а тут работают и ноги, и руки. И еще нужны кардиотренировки. Не просто пошел и держишь темп, а прошел какое-то количество шагов быстро, чтобы появилось сердцебиение, а потом идешь в медленном темпе, чтобы сердце стало работать в более спокойном ритме. Именно в таком режиме оно начинает тренироваться. Во время движения мышцы так активно поглощают глюкозу, что это самая лучшая профилактика сахарного диабета. И нужно-то всего тридцать минут в день.
– У вас в диспансере открыт кабинет диабетической стопы. Для чего?
– Диабетики становятся пациентами не только кардиологов. Мы открыли кабинет, где смотрим ноги у всех, кто стоит у нас на учете. Это и молодые люди с сахарным диабетом первого типа, и пожилые пациенты. У нас пока триста человек с синдромом диабетической стопы. Чем страшно это заболевание, так это ампутацией ног. Пожилому человеку и так несладко, а потерять ноги – катастрофа. После инфаркта миокарда люди в туалет сами ходят, обслужить себя могут, а тут инвалид оказывается полностью зависимым от окружающих. Поэтому мы в кабинете не только смотрим ноги, но и учим ухаживать за ногами. При диабете за ногами надо следить больше, чем за лицом.

Опубликовано: 1 апреля 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.