Инвестиций не хватит на щепки

В лесном фонде Чувашии насчитывается более 132 тыс. гектаров. Это, правда, вдвое меньше, чем в Марий Эл, однако соседи в прошлом году отгрузили продукции обработки древесины втрое больше – на 2 с лишним миллиарда рублей. В Мордовии лесов примерно как у нас, тем не менее отгрузка там почти вдвое выше.
Еще скромнее в нашей республике выглядят инвестиционные показатели. Сумма вложений в обработку древесины и производство изделий из дерева в 2011 году едва превысила 390 тыс. рублей. Это стоимость автомобиля последней «вазовской» модели, как иронично заметил глава Минэкономразвития А. Табаков
, анализируя прошлогодние итоги отрасли на заседании Координационного совета по лесопромышленному комплексу под председательством премьер­министра И. Моторина.
Не так давно назначенный министр, надо сказать, весьма критично в целом оценивает состояние ЛПК, что, впрочем, нетрудно при очевидных показателях неблагополучия. В отрасли одна из самых низких зарплат – лишь чуть более 10 тыс. рублей. Да и откуда взяться больше, если лесосечный фонд осваивается из рук вон плохо. В прошлом году всего заготовлено древесины 588 тыс. кубометров, но 40% из них – это горельник, то есть остатки леса после пожара 2010 года. (Правда, кто­то из присутствующих заметил, что у тех же соседей горельник осваивается значительно хуже.)
Заготовителями выбирается, как правило, только высоколиквидная хвойная древесина. Под нее в основном приобретается и обрабатывающее оборудование, тогда как в лесосечном фонде преобладают низколиквидные лиственные породы. В итоге востребованное сырье становится все более дефицитным для переработчиков. Его приходится закупать в соседних регионах, но и там с этим все труднее.
Выход министр видит прежде всего в приведении лесного фонда в соответствие с технологическими потребностями перерабатывающих предприятий за счет расширения посадок хвойных деревьев. Правда, эффект от этого будет только лет через 10­15. Значит, надо делать упор на переработку низкосортной древесины, оснащая производство необходимым оборудованием, – здесь отдача может появиться уже через пару лет. Но для этого, естественно, требуются крупные (не в размере стоимости изрядно подержанной иномарки) инвестиции. Нынешняя же лесозаготовительная техника столько «жрет» горючего, что это дело становится просто вопиющее невыгодным.
Как привлечь инвесторов? Через долгосрочный доступ к лесным участкам на основе аукционов либо на условиях инвестиционных обязательств, считает министр. На сегодня в аренду передано порядка 40 тыс. гектаров леса, или 6% фонда. С них заготавливается за год 9% всей древесины. Это, по мнению министра, неплохие показатели, что говорит в пользу аренды. Поэтому такие аукционы намечено активизировать, ведь с арендованных участков и платежи в бюджет значительно выше.
Что касается инвестиций, тут уже есть два обещающих проекта на основе частно­государственного партнерства. Правда, один был возвращен из федерального лесного агентства по причине отсутствия ряда важных документов, и сейчас проект дорабатывается. Но и тут мы не на первых позициях – в Кировской области реализуется уже 6 подобных проектов, причем исходят они только от частных инвесторов.
Министр явно стремился раззадорить наших лесозаготовителей, приводя с трудом произносимые названия импортной техники, успешно трудящейся в лесных дебрях Вятского края, Нижегородчины, Татарстана и заменяющей несколько бригад лесорубов.
Наша республика, как известно, из­за отсутствия сырьевых ресурсов вынуждена полагаться в основном на руки и мозги. Не оттого ли промышленность и сельское хозяйство у нас хотя и с переменным успехом, но двигаются вперед. В отличие от сырьевой лесной отрасли, которая в пореформенное время только и знает, что «минусует». Не пора ли и здесь, наконец, включить мозги? Программ по развитию ЛПХ в последние 7­-8 лет принималось много, но толку пока маловато.

Опубликовано: 20 марта 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.