Встречи в Поречье

Довелось как-­то побывать на родине Есенина в Константиново на Рязанщине. Вид c высоты на заокскую сторону там настолько живописный, что говорить хочется только стихами. И в какой­то миг в голову пришло: да ведь эта картина очень похожа на ту, что открывается из Порецкого на лесное Засурье… Не оттого ли здесь не переводятся поэты?

КАЛГАНЫ

Одним из последних именитых был В. Грибанов, состоявший в Союзе писателей. А уж всяких самодеятельных поэтов не перечесть. Подарком А. Дугаевой к 420­летию села стал сборник ее стихов «Дарить людям радость». Анатолию Николаевичу Бухаленкову, исконному поречанину, под 80 лет, но нет­нет да появится в местной районке его очередная стихотворная подборка. А еще он известен как краевед, проводивший раскопки на месте основания села с привлечением ученых­археологов. Результатом стала гипотеза о том, что Порецкое как поселение существовало еще в конце ХIII века, а исчезло в 1377 году под набегом татаро­монголов.
3-81Дружит А. Бухаленков с 83­летним Александром Михайловичем Скрипилиным, тоже коренным поречанином, бывшим учителем истории, хорошо знающим родословную села. Оба родились в его исторической части – Лобачеве, названной так потому, что первыми поселенцами в 1591 году здесь были сосланные Борисом Годуновым стрельцы с бритыми лбами. По­местному, калганы. Но, будучи в дружбе, каждый оспаривает первенство в заслугах краеведения. «Анатолий краевед? Полно, он больше поэт», – утверждает Скрипилин. «А настоящий краевед, конечно, вы…» «Да как тебе сказать…» – скромно потупит взгляд Александр Михайлович.
Вообще же, по сути, первым за глубокое изучение истории села взялся ныне покойный Иван Михайлович Вавилов. Педагог, хозяйственник и образованнейший человек. Помню, как он «резал» меня, тогдашнего студента Казанского университета, в знании немецкого языка.
«Забойной» темой бесед краеведов накануне празднования 420­летия села, состоявшегося в прошлую субботу, стал новый герб Порецкого. Вокруг него завязалась целая интрига. Прежний, авторами которого были известный художник Э. Юрьев и местный живописец А. Волков, сельская власть решила зарегистрировать в федеральной геральдической палате. Там посоветовали внести некоторые поправки, смысл которых для поречан остался неясен. С герба убрали дату основания села и корабельные сосны, когда­то поставлявшиеся отсюда Петру I. Вместо них появились, по выражению местных острословов, «три лыжные палки с лаптями на острие». Местные депутаты герб одобрили, а вот большинство поречан, судя по их отзывам, – нет. Может, стоило провести более широкое обсуждение через местную газету? Ведь герб – предмет гордости всех жителей, а не только чиновников.

…И ИХ ПОТОМКИ

3-9Так какие они, поречане? В моей отроческой памяти, запечатлевшей 60-е годы, это добродушные, рослые мужики, постоянно подтрунивавшие друг над другом в части рыболовных успехов. Сейчас люди уже не те. Ушло добродушие, вместо него – каждодневная забота о хлебе насущном, отсюда раздражение, порой зависть. Когда-то работы в селе было завались. Самым грозным предостережением нерадивым девчонкам была перспектива после школы пойти «на лифчики», то есть на местное швейное производство. А для ребят была неплохая работа в сельхозтехнике либо на местном филиале завода «Мосрентген».
Теперь большая часть мужиков – в отходе в Первопрестольной. Привезут деньги, нарядят жен и дочерей, чтобы те хвастались перед односельчанками (в Порецком это принято), да и обратно. Есть, конечно, и такие, кто на месте обеспечивает семье достойную жизнь, но их мало.
Демографическая обстановка в селе нельзя сказать, что ухудшается. В 2006 году численность составляла 6630 человек, сейчас – почти столько же. Вахтовики приезжают, видимо, все же не только пива попить…
Была работа для местного загса и в самый канун юбилея. 5 августа зарегистрировали Настеньку Пиняеву, через десять дней – Антона Жидовинова. Семья Пиняевых – типичная для нынешнего Порецкого. Александр и Ирина встретили нас в своей квартире. На кухне – развалы овощей для заготовки солений. На вопрос, чем занимается, Саша ответил незамысловато: «А ничем… В Москву иногда езжу, да часто без толку». На что живут? «Крутимся», – пояснил глава семьи крылатым российским термином.
Крутится Саша, судя по всему, продуктивно. Отличная квартира явно после свежего ремонта, в стенке – крутой телевизор… «Бомбишь», что ли?» «Да нет, машина новая, жалко…» Прямо как в прежние времена, когда продукты находились не в магазинах, а в холодильниках граждан. Кстати, Настенька в семье уже второй ребенок…

ГАЛЕРЕЯ В ДЕРЕВНЕ

3-71Километрах в пятнадцати от Порецкого есть деревня Шадриха. Как установили краеведы, ее основали несколько «калганов», что-то не поделивших с сородичами. Так что Шадриха тоже праздновала круглую дату. Хотя жильцов здесь осталось мало, на деревне лежит печать запустения.
Тем не менее известнейший художник Николай Карачарсков, уроженец Шадрихи, в субботу открыл здесь свою картинную галерею. Причем во второй раз – первая сгорела шесть лет назад. Неимоверными усилиями, на свои средства, Николай Прокопьевич поднял с нуля новое здание, на первом этаже которого будет клуб для односельчан. На церемонию приехали нынешние и бывшие руководители СХПК «Янгорчино» Вурнарского района, где у художника в конце 70-х годов была постоянно действующая выставка «Сельские зори».
Открытие галереи почему-то стояло особняком в юбилейной программе, прошедшей, надо сказать, на высоком уровне. С утра центральная площадь села была отдана детям – под аттракционы и прочие увеселения. Торжественная часть, намеченная на пять часов вечера, чуть было не сорвалась из-за внезапно хлынувшего ливня. Для речей и вручения наград пришлось переместиться в дом культуры.
Итоги за последнее пятилетие действительно озвучивались неплохие. Построен физкультурно-оздоровительный комплекс, введено несколько новых жилых домов. Близится к завершению бюджетный проект компактной застройки. Несколько семей уже справили здесь новоселье по программе переселения из ветхого и аварийного жилья, другие счастливчики получают его по программе обеспечения молодых семей. Облик села, несомненно, преображается в лучшую сторону.
Словом, материальные итоги налицо. На этом фоне художник Карачарсков со своим подвижничеством выглядел злаком, чудом уцелевшим посреди нашего запущенного нравственного поля. Как и галерея посреди заросшей бурьяном его родной деревни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.