Заповедник поневоле

На художественно-графическом факультете ЧГПУ состоялась защита дипломов академического отделения. Четверо выпускников мастерской Валерия Чеботкина представили большие, серьезные работы. Об этом неординарном событии на фоне новых образовательных стандартов – художник и педагог Виктор Бритвин.
То, что руководству худграфа удалось открыть это академическое направление, иначе как чудом не назовешь. Но надо признать и то, что в триумфе 28 апреля решающую роль сыграла блестящая профессиональная подготовка студентов, полученная в результате пятилетней каждодневной упорной работы Валерия Александровича. А она, в свою очередь, стала возможной, благодаря доверию к педагогу, данной ему возможности выбирать лучших из лучших, выстраивать программу обучения по собственному разумению.
Четыре человека – это немного. А четыре художника – это очень значимая цифра. Это тот случай, когда руководители понимают, что делают.
Чаще бывает, что, не имея возможности реально помочь работе, руководство «проявляет» себя, загружая педагогов формальными проверками, требованиями многочисленных планов и отчетов. Или переводом на новые образовательные стандарты с сопутствующим морем новых бумаг, планов и программ, в соответствии с которыми живописные отделения ссузов, например, переводятся с пятилетнего на четырехгодичное обучение.
Работа с молодыми художниками – не фабрика, где все строго по плану, где «продукция» выдается потоком и непременно со знаком качества в виде только положительных оценок. Она сложна, ответственна и драматична, потому что это воспитание особенной, творческой личности. Чиновника не должны раздражать разговоры об особенности художника. Это данность. И надо понимать, что есть предметы, которые усидчивостью и старанием не возьмешь, или такие, которые без любви не освоишь.
Драматизм сегодняшней ситуации состоит в том, что уникальная советская трехступенчатая система художественного образования с ее реалистическими традициями и преемственностью в условиях рыночных отношений выглядит чем-то вроде заповедника. Содержать ее – дорого, прибыли никакой, а ломать жалко, да и скандально, пожалуй. Попытка отыскать свой «российский путь» в виде грядущего перевода ссузов на автономные рельсы будет для этой системы, скорее всего, катастрофична. Особенно для самой «бесполезной» специальности станкового живописца. Дети среднего класса не идут в живописцы, а малоимущие просто не в состоянии будут оплачивать учебу. О том, как эти перемены скажутся на состоянии школы и искусства живописи в целом, никто всерьез не заботится.
Пару лет назад один высокопоставленный чиновник от культуры сказал на встрече с коллективом художественного училища: уж очень много ваших выпускников уезжает из республики учиться в столичные вузы – слишком хорошо учите! Плакать тут или смеяться? Конечно, «утечка мозгов» и талантов – проблема серьезная. Но раз уезжают, значит, здесь не нужны. Значит, мало заказов, интересной работы, поддержки, понимания и т.п. Руководство страны это сейчас осознает и старается сделать Россию привлекательной, например, для молодых ученых.
Открытие академического отделения худграфа – одна из серьезных попыток сделать важный, ответственный шаг по поддержке культуры нашей республики. Первые итоги вдохновляют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.