Тюрьма с человеческим лицом

За колючую проволоку исправительной колонии № 1 корреспондента «Советской Чувашии» и его коллег из республиканских СМИ пригласили на День открытых дверей. На обзорной экскурсии начальник учреждения А. Шакаев не раз повторял: «Примете что-то из увиденного за показуху, сразу предупредите. У нас здесь нет никаких попыток приукрашивания действительности».

ОТКУДА МОЗОЛИ НА ЛАДОНЯХ?

В цехе металлообработки в былые времена варили радиаторы охлаждения для трансформаторных подстанций. Говорят, крупногабаритный бак для АЭС едва умещался на железнодорожной платформе. Вот потому и такую просторную производственную зону построили 30 лет назад в чистом поле возле Лапсар на окраине Чебоксар. Труд тогда был обязательным, все осужденные были обеспечены работой. Они собирали автоприцепы для перевозки легковых автомобилей, сборные дома для вахтовиков, работающих в суровых климатических условиях.
Теперь о тех временах остались лишь воспоминания. Зато сейчас открылась линия по производству пластиковых дверей и окон, посуды. Совсем недавно оборудовали мини­птицеферму: яйца кур­несушек обогатили рацион осужденных.
Портфель заказов не пустует. Продукции по итогам года отгрузили на 42 млн. рублей вместо 28 млн. Любопытно, сколько в среднем зарабатывают осужденные? В основном, они – сдельщики. Однако, зарплата не ниже минимального размера. Четверть ее обязательно перечисляется на лицевой счет, чтобы можно было сходить в магазин.
В штатном расписании вместо зама по производству ввели должность начальника центра трудовой адаптации. С чего бы это вдруг? Правозащитники наседают, мол, на осужденных нельзя зарабатывать. Отбывая срок наказания, они должны готовиться к жизни на свободе. За этот посыл администрация ИК­1 в ответе. Раз положена трудотерапия, ничего не поделаешь. Сейчас более 450 осужденных работают в две смены на разных участках, по 8 часов в день, с перерывом на обед. По госзаказу в цехе металлообработки собирают двухъ­ярусные армейские кровати. Кроме коек на потоке – пожарные лестницы, фонари, штампуют и колючую проволоку. Показали уникальные станки, которых нет даже на некоторых «продвинутых» предприятиях Чебоксар. Оборудование с «немецким характером и качеством» обеспечивает рубку, гибку и вальцовку металла, фрезеровку и токарную обработку.
В швейном цехе рядами выстроились 150 машинок. Непривычно видеть за ними одних только мужчин. Но зато шьют они одежду, предназначенную для сильного пола. Например, костюмы типа «рыбак», «вьюга» и другие – порядка 20 наименований швейной продукции как туризма и отдыха, так и для работы спецслужб.

В ЭФИР ПО РАСПОРЯДКУ

А свободное от работы время в колонии бывает? Зам. начальника ИК­1 М. Сидельников спокоен за сложившуюся систему так называемой «организации полезной занятости осужденных». Он привык к отчетам, ведь на этот участок воспитательной работы особо обращают внимание различные общественные организации и фонды. Не секрет, проверяющих комиссий все больше. К слову будет сказано, теперь у нас в стране чаще беспокоятся об осужденных за преступления, чтоб им комфортно жилось за решеткой. О пострадавших и жертвах порой не вспоминают, никому дела нет до того, как те выживают после насилия и, не дай бог, потери здоровья.
По протоколу все гладко. Представители различных частей и служб согласно имеющимся «планам занятости» проводят с осужденными лекционную работу непосредственно в отрядах. В урочный час организуют коллективный просмотр по кабельному колонийскому телевидению художественных и научно­познавательных программ. Один за другим готовят различные культурно­массовые и спортивные мероприятия. Вся необходимая информация, интересующая осужденных, в том числе и правовая, размещена на информационных стендах. Наверное, такой рапорт наскучил и «замполиту». Вскоре он выдохся и, улыбнувшись, включил видик: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».

РОЛИК ДЛЯ ВОЛИ

Оказывается, этот презентационный сюжет сняли сами осужденные. Оператор с гостелеканала не сразу поверил в это: уж очень на высоком профессиональном уровне получилась картинка. Вся жизнь колонии уместилась в полноценный видеофильм. Руководитель пресс­службы УФСИН России по Чувашии С. Шульдяшов дает необходимые пояснения. Составлен сценарий без затей: знакомство с учреждением, показ бытовых условий отбывания наказания плюс дополнительная информация о внутреннем распорядке.
После посещения православной церкви святого мученика Иоанна Воина и молельной комнаты для лиц мусульманского вероисповедания самое время пообщаться с дневальным Игорем. Оказывается, у него работа такая, за которую ему еще и деньги платят. Пока отряд на работе, он следит за порядком в помещении, прибирает в бытовках. Между делом и свежий номер «Советской Чувашии» успевает почитать. Если бы ни мальчишеский взгляд, не умеющий скрывать состояние души, то подумаешь: всем доволен парень – одет, накормлен, непыльная работенка…
Реформы за колючей проволокой
Побывать в колонии и не спросить о грядущем реформировании учреждения в соответствии с Концепцией развития уголовно­исполнительной системы до 2020 года? Понятно, мудреный документ, в двух словах не перескажешь. Но начальник ИК­1 А. Шакаев нашел простые слова. Только и разговоров о гуманности при содержании осужденных. Рассуждения скептиков известны: посадили человека, а вышел на свободу зэк. Из колонии должен выходить полноправный гражданин общества. Так будет, если осужденному предоставят возможность трудиться и учиться, дадут время подумать над совершенным преступлением, осознать свою вину. Общественное мнение оказывает очень сильное влияние на поведение осужденного. Он и рад бы выполнять все законы, но вынужден подчиняться неписаным правилам толпы.
Значит, пора оградить молодежь от тех, кто навязывает неписаные законы. Одна из задач Концепции – отдельное содержание осужденных впервые, которые еще не потеряны для общества. Они не должны контактировать с лицами, неоднократно отбывавшими наказание. Их и рецидивистов будут распределять по разным отрядам. На втором этапе реформирования намечается создание колоний­поселений. Не будет ИК общего, усиленного и строгого режима. Их перепрофилируют под тюрьмы. Сейчас тюремная система считается казарменной, когда в одном общежитии набивается до ста человек. В перспективе – совместное проживание в камере от 2 до 8 осужденных. Подбирать их будут по интересам, увлечениям, чтобы жили друг с другом дружно, без конфликтов. Правда, заборы будут, говорят, в два раза выше.

ХОТЬ РЕДИСКОЙ НАЗОВИ

Под занавес экскурсии зашли в столовую, отведали блюда, которые готовят на стол спецконтингента. Не буду лукавить: вкусно и сытно кормят. Оказывается, летом на свободных участках производственной зоны зеленеет огород. Например, в прошлое засушливое лето собрали 11 тонн столовой свеклы для питания осужденных. На этом заработали около 160 тысяч рублей. Пробовали картошку сажать, морковь и капусту. К тому же для вольнонаемных для ухода за огородом создали 10 рабочих мест.
Колония занимает 20 гектаров. Кто­то из офицеров пошутил: «Можно было бы и уменьшить». Места много, однако не все осужденные заняты трудотерапией в производственной зоне. Пока где­то на показатель 50 на 50 выходим, заверил начальник ИК­1 А. Шакаев. Это с учетом занятых на хозяйственном обслуживании в жилой зоне. Настолько стали гуманны к новичкам, что первый вопрос: есть у них желание трудиться? Алиментщиков даже не спрашивают, они обязаны зарабатывать. Умный человек всегда пойдет учиться и работать. И время в колонии для него быстрей летит, и полезные трудовые навыки приобретает, и в жизни профессия пригодится. С трудом верилось, что в колонии есть свое училище, где организовано начальное профессиональное обучение для лиц, не имеющих рабочих специальностей. Тут готовят электромонтеров, машинистов кранов, электросварщиков, операторов швейного оборудования, сварщиков пластмасс, операторов ЭВМ, поваров. Открыт компьютерный класс.
Говорят, что на содержание осужденных наша страна и без того тратит большие деньги. А тут еще новая Концепция реформирования потребует, возможно, дополнительных бюджетных средств. Одно дело создать в тюрьмах бытовые условия европейского уровня, намного сложнее будет поднять планку воспитательной работы по адаптации оступившихся граждан. Согласитесь, на это никаких денег не жалко. И каждая копейка, заработанная осужденным, будет кстати.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.