Охота на бедных

В Чебоксарах восемь лет орудовала группа «черных риэлтеров», отнимавшая жилье у малоимущих граждан. Причиненный ущерб тянет не на один миллион.

ОПАСНЫЕ ПОСРЕДНИКИ

Как сообщили в Следственном комитете РФ по Чувашии, занимавшемся этим делом, руководил «черными риэлтерами» А. Дмитриев, которому сейчас 38 лет. Помимо него, в группу входило семь человек (в том числе две дамы) в возрасте от 22 до 40 лет, все – жители Чебоксар. Обманутые люди – в основном пьющие и утонувшие в коммунальных долгах. «Помощники» предлагали заплатить за них долги, помочь приватизировать и продать жилье, обещая взамен меньшее по площади и непременно денежную разницу. Однако после продажи квартир ее бывшие владельцы получали денежный мизер, а некоторые вообще оказывались под забором. В ходе следствия выяснилось, что Дмитриев, дабы оградить себя от излишнего внимания правоохранителей, козырял служебным удостоверением заместителя начальника отдела по борьбе с коррупцией несуществующей комиссии по правам человека в Южном федеральном округе. А еще в группе, ныне обвиняемой в квартирном мошенничестве, оказалась дама­юрист: по данным СКР, она консультировала руководителя ОПГ и других участников, какую тактику применить, чтобы авантюрные сделки выглядели законными. Также участвовала в судебных заседаниях, если возникали споры по квартирам, а такое бывало.
К примеру, жертвой квартирных аферистов, как следует из материалов дела, стала А. Макарова, проживавшая в доме 31 по ул. Шумилова (персональные данные всех потерпевших изменены). С помощью липовых бумаг в ее квартире была зарегистрирована близкая родственница руководителя ОПГ, а затем и ее дети. А фактически квартиру занимал, по версии следствия, подельник Дмитриева, по этой причине хозяйка Макарова почти год жила на улице, так и умерла под забором в октябре 2007 года. Провалил затею группировки прибрать к рукам квартиру стоимостью 1,5 с лишним млн. рублей сын умершей, подавший голос из колонии, где отбывал наказание. Суд вынес решение о незаконной регистрации посторонних на чужой жилплощади и их выселении.
Одну женщину (пусть будет Галина) ради ее квартиры в доме 31 по ул. Шумилова пришлось даже выдать замуж за члена группировки. Брак зарегистрировали спешно, прямо в день подачи заявления, представив бумаги о мнимой беременности невесты. После регистрации брака участник ОПГ получил право на вселение в вожделенную квартиру, в результате она была приватизирована по липовым бумагам и ее собственниками в равных долях стали Галина, ее малолетняя дочь и, конечно, новоявленный супруг. Вскоре он заполучил и долю своей благоверной. Для этого Галину несколько месяцев держали в заточении в квартире одного из подельников, чтобы не мешала. Вскоре поспели подложные документы о том, что она и ее супруг подарили свои доли (2/3 квартиры) матери юриста, которая действовала от имени одаряемой. Однако и с этой квартирой вышел облом. И лишь благодаря бдительности сотрудников отдела опеки и попечительства администрации Калининского района Чебоксар, сообщивших в регслужбу о том, что договор дарения нарушит жилищные права дочери Галины. И там отказались регистрировать договор. Судебная тяжба, затеянная группировкой и по этому поводу, оказалась бесполезной.
В другой жилищной истории, по данным следствия, обвиняемым все же удалось обойти опеку. Нашелся человек, который помог «устранить препятствия» на пути к вожделенной цели. А это была квартира, где жила Гришина – мать двоих несовершеннолетних детей, оказавшихся на попечении государства, и их бабушка. Бабушку удалось уломать, выцарапали у нее доверенность на продажу квартирной доли, обещая другое жилье для нее самой и внуков. А от имени Гришиной, не поддававшейся уговорам, сочинили липу. Чтобы опека шум не подняла, оставалось «окучить» директора школы­интерната, который являлся законным представителем несовершеннолетних братьев Гришиных. Тут и пригодился знаток по части жилищных сделок, который проходит по делу как пособник. Послали его к директору с убедительными речами, и тот капитулировал – дал согласие на продажу квартиры, закрепленной за детьми, и покупку для них жилья в поселке одного из районов. По просьбе инициаторов нечестной сделки «обеспечил» и заявления от несовершеннолетних братьев Гришиных. В результате, по версии следствия, собственницей квартиры стоимостью 1,8 млн. стала родственница руководителя ОПГ. К тому времени бабушка умерла, а их маму бравые ребята подкараулили на улице и насильно отвезли в поселок, где подыскали жилье ее детям. Доставили туда с комфортом – на машине «Крайслер ПТ Круизер», которой управляла юрист. Указали дом, где мать должна жить вместе с сыновьями, а в городской квартире приказали вообще не появляться. За минусом стоимости деревенского жилья злоумышленники на этой сделке наварили 1240 тыс. рублей. 35­томное уголовное дело (там обвинение и в вымогательстве денег у частных перевозчиков) уже в суде. Он и установит степень вины каждого обвиняемого.

ВОТ И ВЕРЬ ЮРИСТУ…

Как видим, доверчивость, правовая неграмотность людей на фоне житейских проблем были и остаются главным источником преступных доходов. Более всего беспокоит, что обманывать малообеспеченных граждан считают нестыдным занятием и некоторые работники муниципальных служб. По другому жилищному делу выслушали приговор бывшие юрисконсульт управления ЖКХ Канаша М. Погодина, комендант двух муниципальных городских общежитий Г. Макарова, ведущий специалист отдела образования и молодежной политики городской администрации О. Губанова. Юристу и коменданту вменено мошенничество по предварительному сговору. Речь о комнатах в общежитиях, входящих в муниципальный специализированный жилой фонд. Они безвозмездно предоставлялись гражданам, нуждавшимся в улучшении жилищных условий. Но претенденты на них не ведали о том. Верили юристу ЖКХ, убеждавшей, что эти комнаты можно приобрести в собственность, разумеется, не бесплатно. Люди отдавали деньги, а взамен получали поддельные документы на жилье, несли материальный ущерб.
О. Губанова помогала юрис­консульту провернуть аферу с трехкомнатной квартирой, в которой проживала и малолетняя внучка квартиросъемщицы. Юрист убедила женщину, что за коммунальные долги семья (пять человек) может лишиться квартиры, и предложила вариант ее обмена. Вскоре «трешку» успешно приватизировали. И не без помощи специалиста администрации. Пользуясь служебным положением, она подготовила фиктивные документы. По ним квартиросъемщица­бабушка стала опекуном внучки и получила разрешение на продажу ее квартирной доли. Как установит суд, мать девочки вообще была не в курсе этих событий. После приватизации юрисконсульт приобрела квартиру должников от имени третьего лица по явно заниженной цене. А ее прежним жильцам пришлось довольствоваться однокомнатной квартирой жилой площадью 17,4 кв. метра…
Но завершить квартирную сделку не удалось, правоохранители вмешались. По этому эпизоду юристу и специалисту администрации предъявлено обвинение в покушении на мошенничество. Суд приговорил М. Погодину к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии­поселении, бывший комендант общежитий и экс­специалист администрации получили условные сроки. Губанова – только за покушение на мошенничество. А за незаконную передачу ребенка под опеку и внесение в официальный документ заведомо ложных сведений она освобождена от наказания в связи с истечением сроков привлечения к уголовной ответственности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.