Трудная дорога домой

Недавно познакомился в Канаше с женщиной, которая переехала к нам на постоянное местожительство из далекого Казахстана.
Ирина Владимировна Кузьмина – так она представилась, когда мы встретились на ее работе, в ООО «Стройсервис».
– Ирина Владимировна, когда и почему решились уехать в Россию?
– Несколько лет назад до нас дошла информация о том, что в России подписан указ, который в значительной степени облегчает судьбу переселенцев. Предполагалось, что гражданство можно получить за три месяца. Вот мы с мамой и ухватились за эту идею. Начали помаленьку готовиться к отъезду из Казахстана. А жили мы в небольшом городе Сатпаев, недалеко от космодрома Байконур.
– Указ указом, но причины-то для того, чтобы уехать, у вас были конкретные?
– Конечно. В первую очередь – тоска по родине. Ведь мы родом из Канаша, чуваши по национальности. Правда, уехали из Чувашии довольно давно, но тянуло обратно так сильно, что не было никаких сил противиться этим чувствам. Второе – были определенные проблемы с работой. Я, например, работала в торговле, затем на телефонной станции, нарушений на службе никаких не допускала, но психологическое давление все равно было большое.
– Переезд очень труден и с моральной, и с материальной стороны. Ведь без определенных денежных накоплений планировать наперед что-либо вообще невозможно. Как вышли из ситуации?
– Так же, как и все. Продали жилье, трехкомнатную квартиру.
– Один мой знакомый, тоже переселенец, вообще ничего не получил от продажи квартиры. Пообещали ему кучу денег, а отдали копейки, и притом чуть не прибили.
– В моем случае до каких-либо угроз, слава богу, не дошло. Покупатели оказались на редкость порядочными людьми, и мы выручили за квартиру три тысячи долларов. Хотя на продаже жилья погорели тысячи переселенцев. Немцы, например, которым необходимо было укладываться в определенные временные рамки. В спешке перед выездом они вообще ничего не смогли выручить за недвижимость. Согласитесь, оставлять задаром благоустроенные квартиры, дома и гаражи, конечно, неприятно.

КСТАТИ. Казахских немцев поддержало правительство Германии – для них и им подобных подготовили специальный закон «О поздних переселенцах», который предусматривает выделение жилья, а также пособий по безработице, сертификатов на питание, одежду и так далее.

– А как встретили вас в Канаше?
– Почти сразу мы приобрели в собственность жилой дом. Но оформить его на себя не смогли. Оказывается, указ о льготном предоставлении гражданства не вступил в законную силу, и мы с мамой не имели права вести дела по купле-продаже недвижимости.
Лишь через год, наконец, нам удалось получить гражданство. Соответственно переоформили и договор о купле-продаже дома. Вообще должна сказать, что встречали нас здесь не очень-то приветливо. Многочасовые стояния в очередях во время оформления и получения документов, бесконечные бюрократические проволочки, косые взгляды – как будто мы приехали не на родину, а совсем в чужую страну.
– Сейчас как себя чувствуете? Отлегло от души?
– Конечно, мы сейчас более-менее спокойны. Здесь у нас родственники, знакомые. Канаш – наша родина.
– С устройством на работу проблем не возникало?
– Я нашла работу быстро, но малооплачиваемую. Затем знакомые подсказали, что есть вакансии в одной из фирм. Устроилась. Денег, конечно же, не очень много. Но особо не жалуюсь – большинство в России сейчас, мне кажется, так живет.
Куда больше волнует меня другая проблема. В Казахстане остались мои дочь и внук. Зять погиб на шахте, и пока они живут на его пособие. С работой там тоже напряженка. Одним словом, хочется, чтобы дочь переехала жить в Чувашию. Но она особо сюда не рвется. Здесь тоже не рай, но все же родина. Скоро поеду в Казахстан, поговорю с дочерью с глазу на глаз, объясню, что к чему, может, и удастся мне ей объяснить жизненную правду. Посмотрим.

Беседовал И. ГАУЗЕ.

Опубликовано: 20 января 2011
Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.