Банды больше нет

Девять месяцев в Верховном суде республики с участием присяжных заседателей слушалось уголовное дело по обвинению в тяжких преступлениях семерых молодых людей, четверо из которых уже имели судимости. И вот снова грядет зона. На днях судья Леонид Ермолаев зачитал приговор. Услышав, какие сроки им грозят, осужденные, которым от 22 до 29 лет, перестали улыбаться…
МЕСТЬ С АВТОМАТОМ
Самые длительные сроки получили Дмитрий Семенов, в последние годы возглавлявший новочебоксарскую фирму «Клиринг-сервис» (имеет высшее юридическое образование), нелегальный мигрант из Армении Аветик Саакян и его земляк Гурген Костанян, работавший в одном из автосервисов Чебоксар. По мнению коллегии присяжных заседателей, следствие добыло бесспорные улики того, что все трое являлись участниками банды (устойчивая вооруженная группа), которую в 2006 году создал и возглавил Дмитрий Семенов. Он же, по данным предварительного следствия, одновременно и лидер новочебоксарской организованной преступной группировки под условным названием «Димитровградские», развернувшей активную деятельность с 2001–2002 годов. Всем троим вменено участие в банде, покушение на убийство по найму, совершенное с особой жесткостью, незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия с боеприпасами, а Семенову еще и организация банды.
Собственно говоря, с этой кровавой разборки следствие и открыло официальный счет криминальных «шалостей» Семенова и его подручных, имеется в виду – доведенных до суда. В сентябре 2006 года в Новочебоксарске у подъезда жилого дома неизвестный человек изрешетил автоматными очередями жителя города Марата Халитова. Произошло это в девять часов вечера, в людном месте, на глазах у несовершеннолетней падчерицы пострадавшего. Мужчина благодаря экстренному вмешательству врачей остался жив, правда, с изрядно подкошенным здоровьем. В ходе следствия выяснилось, что заказал Халитова Дмитрий Семенов. В 2005 году убили основателя и лидера «димитровградских» А. Фомина, друга Семенова. После этого события, по оперативным данным следствия, он и взял бразды правления «димитровградскими» в свои руки. У сыщиков и борцов с организованной преступностью имелись сведения о том, что с 2004-го между новочебоксарскими группировками началась борьба за передел сфер влияния в городе. Похоже, А. Фомин по прозвищу Фома стал жертвой криминальных разборок. Человек, подозреваемый в его убийстве, до сих пор в федеральном розыске. Однако, по оперативной информации УБОП и УГРО в Новочебоксарске, «димитровградские» заподозрили, что убийство Фомы заказал именно Халитов. Нашлись и свидетели, которые подтвердили, что Семенов задумал месть. Эта основная версия и стала отрабатываться по полной программе после неудавшегося расстрела Халитова (кстати, по словам гособвинителя Т. Шурыгиной, доказательств его причастности к убийству Фомы в ходе предварительного и судебного следствия не добыто).
Установлено, что исполнителя по заказу «Семена» нашел Гурген Костанян. Во Владимире. Киллера привезли в Новочебоксарск, обеспечили съемным жильем, девушкой на ночь и автоматом, навели на будущую жертву. А через некоторое время все трое, включая незадачливого киллера, оказались в наручниках.
Дмитрий Семенов также признан виновным в двух грабежах разных лет с применением насилия и хулиганстве в паре со своим другом детства Дмитрием Игнатьевым, по данным предварительного следствия, входившим в число «димитровградских» (тоже осужден, 6 лет проведет в колонии строгого режима). К примеру, в июне 2006-го эти двое на правах «хозяев жизни» избили водителя маршрутки, который, как им показалось, на дорожном перекрестке создал помеху для проезда их машины. За все совершенные преступления, которые не вызвали сомнений у присяжных, суд приговорил Дмитрия Семенова к 19 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Кроме того, он должен выплатить в доход государства 600 тысяч рублей штрафа. 17 лет «строгого» отмерено наемнику Саакяну со штрафом в 300 тысяч.
РАЗБОЙ С ПИСТОЛЕТОМ
18 лет «строгача» и 500-тысячный штраф – приговор Костаняну. На его счету, помимо указанных выше «бандитских» эпизодов, организация разбойного вооруженного налета весной прошлого года на один из чебоксарских частных складов на рынке «Хевел». Он и объект подыскал, и оружие приготовил, и подельников подобрал. Алексей Бурмистров и Павел Мичурин освободились из воспитательной колонии, где отбывали сроки за тяжкие преступления, в 2006 году. Но, видно, зона впрок не пошла. Это они, натянув на головы черные женские колготки, ворвались на склад и, наставив пистолеты на складских работников, взяли кассу. Это они, обнаружив погоню, по требованию Костаняна стали палить по преследователям из пистолетов (ПМ и газовый). К счастью, обошлось без жертв. Бурмистров и Мичурин приговорены к 10 годам лишения свободы каждый с отбыванием наказания в колонии строгого режима и к 100-тысячному штрафу. Не избежал решетки и таксист Алексей Измайлов, который на своей машине доставил вооруженных налетчиков на склад, зная об их планах. Он единственный во время суда не находился под стражей в железной клетке, будучи под подпиской о невыезде. Наручники на него надели сразу после приговора – 8 лет «строгого» с 50-тысячным штрафом. Семенов, Саакян, Костанян ни в ходе предварительного следствия, ни в суде вмененных им преступлений не признали. И, конечно же, обжалуют приговор в кассационную палату Верховного суда России.
ПЛОХИМИ ПАРНИ НЕ РОДЯТСЯ
Государственный обвинитель Тамара Шурыгина удовлетворена приговором, считает, что он справедливый. Хотя чисто по-человечески ей жаль осужденных, которым при их молодости придется отбывать на зоне длительные сроки. Отмечает, что присяжные, хоть и не профессионалы в юриспруденции, но показали себя на процессе людьми дотошными, думающими, подвергавшими скрупулезному анализу каждое представленное обвинением доказательство. К примеру, по трем эпизодам вынесли оправдательный вердикт.
Нашлись люди, очень обеспокоенные за судьбу Д. Семенова. Они эмоционально убеждали журналиста написать про «другую правду» – Дима никакой не преступник, он добрый парень, хороший семьянин, имеет малолетнего ребенка, не оставит друга в беде. В частности, одна дама, знающая осужденного только с положительной стороны (помог в трудную минуту ее родственнику), до отчаяния не понимает: «Как можно «пришить» бандитизм человеку, когда нет тому прямых доказательств? А если и были бы, разве месть за убитого друга – это преступление, бандитизм?» И не просто друга, а наставника, учителя, с юности учившего Диму искусству спортивной борьбы! А кого следствие и суд защищают? Один потерпевший по делу сам «криминал», другой «умер от передозы», третий «сейчас сидит за убийство девочки». И вообще женщина убеждена, что против Димы обвинения сфабрикованы, и что он никак не заслуживает 19 лет решетки, «это же кошмар!»
Действительно, кошмар. Только к этому кошмару каждый из осужденных пришел сам. А самосуд, даже если его творят исходя из самых благородных побуждений или в отношении «плохих» граждан, по российским законам жестко наказуем. Что касается доказательств, то они скрупулезно изучены в суде. И еще будут оценены по кассационной жалобе осужденных. Но истина в некоторых размышлениях моей собеседницы есть. Она, к примеру, не сомневается, что спортивные организации нередко «крышует» криминал, стремящийся взрастить себе «достойную смену». И, как видим, горе тому, кто в этой смене оказался. Как явствует из обвинительного заключения на основе свидетельских показаний представителей силовых структур, в организованную преступную группу «Димитровградские» в основном набирались спортсмены-боксеры, занимающиеся в ДЮСШ. И что «члены данной группы причастны к совершению вымогательств, грабежей, хулиганств, к незаконному обороту наркотиков, сами употребляли наркотические вещества – марихуану». В этом мире, похоже, «учился жить» и некогда юный боксер Дима. В конце 2006-го трое рядовых членов группировки были осуждены, на их счету 15 фактов вымогательства. Могли избежать зоны Бурмистров, Мичурин и Измайлов – когда передумали нападать на склад. Но Костанян подогрел их словами: «Слабаки, че, духу не хватило?» Вот и пришлось доказывать обратное. А потом двое сбежавших налетчиков еще раз собрались с духом: пришли с повинной, поняли, что «бегать бесполезно». Тут, как говорится, попали в десятку. Преступив закон, сколько ни бегай, а час расплаты неминуем.

Опубликовано: 20 мая 2008
Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. Во-первых, безграмотно. «…очень обеспокоенные за судьбу Д. Семенова» — правильно будет «… очень обеспокоенные судьбой Д. Семенова».

    Во-вторых, законы у нас в стране не жесткие, а справедливые. «А самосуд, даже если его творят исходя из самых благородных побуждений или в отношении «плохих» граждан, по российским законам жестко наказуем.» И запятая перед «исходя» пропущена.

    В-третьих, все-таки вы, Людмила, передергиваете факты, которые вам сообщили при доверительной беседе, а это уже попахивает «желтой прессой», которая любит извернуть и вывернуть. Некондиционная статья-то.

    П.С. Я не та дама, про которую вы тут упоминаете, я другого пола.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.