Нити судьбы на холсте

Эта небольшая картина народного художника Чувашии Моисея Спиридоновича Спиридонова, всего-то 34х48,5, написанная маслом на картоне и названная автором «Вышивальщицы. Малое Карачкино. 1933 г.», хранится в Чувашском художественном музее. В собрании музея также имеется «Тетрадь записей. 18.11. – 29.11.1933 г.», выполненная карандашом на обычном листе бумаге. В пояснении сказано: «Записи о бытовании и составе чувашского женского костюма, сделанные по рассказам жительниц села Ишаки, деревень Шибачево, Малое Карачкино и Сореево. Некоторые записи сопровождены зарисовками швов чувашской вышивки».
А в творческом архиве замечательной художницы по чувашской вышивке Е.И. Ефремовой (1914–2001) есть уточнение: «Очевидно, два одинаковых по композиции снимка девушек-вышивальщиц были выполнены для книжного проекта (альбома), задуманного М.С. Спиридоновым в начале 1930-х гг. В руках у девушек – подлинные вещи 18-19 вв.»
Что связывает эти архивные материалы? Можно предположить, что речь идет о вышивальщицах из Малого Карачкино ныне Ядринского района – чувашского села, где располагалась одна из ведущих строчевышивальных артелей «Т.рлекен – Вышивальщица» (дословно – «вышивающая»).
Исследователями богатейших традиций народного искусства описан случай, как в феврале 1921 года в Чувашии был создан Центральный музей, где сосредоточилась работа по этнографии и изучению народного творчества. «Активно входила в новую жизнь прежде неграмотная и забитая чувашская женщина. Смелым и находчивым организатором оказалась чувашская «апайка» Спани. В 1920–1921 годах она сумела при содействии женотделов создать артель мастериц-вышивальщиц и начать изготовление изделий с чувашской вышивкой. В организации их экспорта помогли Надежда Крупская и Клара Цеткин. Позже Спани приезжала с делегацией женщин-чувашек в столицу благодарить московский пролетариат за помощь. Сохранилась фотография: Клара Цеткин в накинутом на плечи покрывале с узорной вышивкой и рядом с ней – Спани и другие члены делегации. Изделия вышивальщиц-чувашек имели не только успех, но и сбыт за рубежом. Чувашская вышивка демонстрировалась на Всемирной выставке в Париже в 1925 году, на выставке в Милане в 1927 году».
Опираясь на народные традиции, чувашские художники, в том числе и М. Спиридонов, смогли занять свое достойное место в местной легкой промышленности. В деревне Малое Карачкино, где когда-то была одна из первых женских артелей «Т.рлекен» («Вышивальщица»), работал позже вышивальный цех Чебоксарской швейной фабрики, выпускающей вышитые скатерти, платья, салфетки. Узоры восстанавливаются и модернизируются заслуженным художником республики Е. Ефремовой, много лет проработавшей на Альгешевской фабрике художественной вышивки «Паха т.р.». Любопытно, что на одном из снимков, датированном 1930 годом, на обороте – надпись пером и чернилами: “Корнилова Анна из Токинеевской артели, из дер. Пустынь Касы”. Значит, в Чувашии было несколько артелей вышивальщиц.
Кстати, в фонд Государственной книжной палаты поступила книга-альбом «Чувашский орнамент» М. Спиридонова. Издание подготовлено институтом гуманитарных наук к 120-летию со дня рождения художника. Уникальное издание включает лучшие образцы из коллекций, собранных с 1920-го по 1946 год. «Чувашский орнамент является многовековым народным искусством. Некоторые образцы сохранились до наших дней в первозданном виде, хранят в себе много неразгаданных тайн», – отметил автор во вступлении к книге в 1947 году. Интерес художника к вышивке библиографы объясняют тем, что его отец был прославленным мастером резьбы по дереву, а мать и бабушка – искусными вышивальщицами.
Художественная концепция новой версии старой книги, а также научное редактирование принадлежат доктору искусствоведения, члену Союза художников России А. Трофимову.

Опубликовано: 28 августа 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.