И все же справил новоселье

Уже и не мечтал Иван Фаддеевич оказаться в новой благоустроенной квартире, хоть он и бывший связист-разведчик, который всю войну провел на передовой. Никогда ничего у государства для себя фронтовик не просил, в мирное время работал на совесть лесником и вот на старости лет оказался в разваливающейся избушке.
После смерти супруги в одиночестве ветеран не остался. У него семеро детей. И хотя все в основном живут в Украине – оттуда, бросив хозяйство, сразу же приехала старшая дочь, чтобы ухаживать за отцом. Однако дом, который ставил Иван Фаддеевич для своей семьи после войны в одной из деревень Батыревского района, буквально разрушается на глазах. Крыша протекает, стены ветшают, в полах щели. Баня так развалилась, что заходить туда для жизни опасно. Можете представить все сложности ухода за пожилым человеком, который сам без чужой помощи не встает.
Прошлой зимой было совсем тяжко, ведь старшая дочь, шестидесятилетняя Мария Ивановна, уже и сама не в том возрасте, чтобы дрова рубить. Вот и пришлось избушку топить чем попало, да и то только одну комнату, где она жила с отцом. Остальной дом был весь покрыт инеем изнутри.
К слову сказать, как-то приехала комиссия, чтобы проверить, насколько ветеран нуждается в жилье, так было установлено, что износ дома составляет 63 процента. В таком жилье и здоровому человеку обитать тяжело, что уж говорить о немощном старике.
Однако поначалу добиться того, чтобы ветерана войны Ивана Кириллова поставили на учет как нуждающегося в жилплощади, женщине было непросто. Документов нужно собрать немало, а бегать по инстанциям Марии Ивановне непросто. Это ведь значит оставить беспомощного отца одного на целый день, а самой ехать в районный центр. Вот тогда, покидая дом надолго, Мария Ивановна приноровилась подпирать кровать досочками, чтобы Иван Фаддеевич не упал, пока никого нет.
Когда мы приехали в гости к хозяину дома, его дочь достала боевые награды отца и бережно хранимую тетрадь в черной дерматиновой обложке. «Трофейная» – написано аккуратным почерком на форзаце. А вся тетрадь – молитвы и отрывки из Евангелия на чувашском языке. Кому еще мог молиться молодой связист-разведчик, когда их эшелон бомбили фашисты или когда он впервые убил человека, чтобы выполнить задание? Не Иван Фаддеевич рассказывал нам о своем прошлом, он сейчас почти не говорит, а его дочь.
– Я бы хоть сейчас его забрала, – поделилась сноха Марина, которая как раз приехала навестить свекра. – Но мы живем с мужем и сыном в одной комнате, в общежитии, и даже ванны нет, где можно помыться. А в Украину дедушка ехать не хочет, хочет остаться рядом с могилами жены и родителей.
Конечно, помимо нормальных бытовых условий хотелось родственникам и медицинского ухода на уровне. И хотя фельдшер заходит каждый день спросить о самочувствии и измерить давление, но нужны и дорогие лекарства, и памперсы – все то, что можно бесплатно получить по программе реабилитации инвалидов. Но опять же нужно побегать по инстанциям, жаловались обе женщины, а когда будут выдавать все, что полагается, неизвестно.
Вот и в нашу газету семья Кирилловых обратилась после того, как им сказали, что на квартиру ветеран войны может рассчитывать не раньше грядущей зимы. Может, надеялись они, уважаемая газета как-то посодействует, чтобы пожилой человек, честно воевавший и работавший, хотя бы остаток жизни прожил в нормальных бытовых условиях.
Совпадение или нет, но, похоже, что на Ивана Фаддеевича обратили внимание после визита корреспондента «СЧ» в район. Вскоре в редакцию позвонила Марина и сообщила, что ему все-таки выделили квартиру в Батыреве. Сейчас есть и ванная, и теплый туалет, и поликлиника неподалеку.
За Ивана Фаддеевича мы, конечно, порадовались. Печально другое: похоже, наши граждане так устали от бюрократической системы, что уже и не надеются на те блага, что гарантированы законом.

Опубликовано: 11 августа 2010
Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.