Сердце в ладонях

В приемной халатов на всю прессу не хватило, и нам дали белые накидки. На ногах у всех — зеленые бахилы поверх обуви. В таком «прикиде» мы и отправились на встречу с тремя пациентами Республиканского кардиологического диспансера, которых полторы недели назад прооперировал всемирно известный кардиохирург Лео Бокерия. Для этого директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева специально прилетал на самолете из Москвы в Чебоксары.
Заведующий кардиологическим отделением Владислав Кашин, специалист в области клапанной хирургии, ассистировал Лео Бокерия на его второй операции. Но почему-то сначала повел журналистов в палату, где находился третий по счету пациент Бокерия. Ну конечно, это была женщина, не пожелавшая предстать перед нами в больничном халате. Засмущавшись, она попросила: «Я хочу переодеться». Облачившись в брючный костюм и причесавшись, Вера сразу преобразилась. Первые вопросы о самочувствии стала задавать лечащий врач-кардиолог Татьяна Ермолаева. Молодая женщина (ей 36 лет) была прооперирована по поводу врожденного порока сердца. О своем диагнозе узнала только год назад, когда участились приступы удушья. Во время операции 51 минуту находилась на искусственном кровообращении. Случай, как сказал В. Кашин, был запущенный, операцию пациентке надо было делать еще в детстве, «но тогда не знали ультразвука, а порок «на ухо» не был слышен».
Осмотром Веры врач-кардиолог довольна: давление, очень низкое до операции, стабилизировалось, воспалительная реакция уменьшилась. «Сейчас вы практически здоровый человек и можете вернуться к нормальной жизни. Сделаем контрольное УЗИ сердца и будем готовить к выписке. Но вы должны каждое утро делать дыхательную гимнастику». Вера счастливо улыбается: «Домой хочется, к детям, их у меня трое».
А первый пациент Лео Бокерия, который до операции был на грани жизни и смерти, так как в любой момент могло остановиться сердце, в это время свободно прохаживался по коридору. «Смотрите, как уверенно делаю шаги, — сказал он оператору телевидения, нацелившему на него свою камеру. — Раньше я из больницы не вылезал. Но моему сердцу дали новую жизнь». Корреспонденту «ЧН» он по секрету сообщил, что «четыре шунта поставили, хотя у нас пока ставят только три». Ростислав Васильевич тоже готовится к выписке, за которой последует реабилитация в санатории.
У 43-летнего Леонида Валентиновича, кстати, отца десятерых детей (все мальчишки) — приобретенный порок сердца. Ему сделали коррекцию двух клапанов: один заменили протезом, другой сумели восстановить. «Сможет, как и раньше, работать водителем», — уверенно говорит Владислав Кашин. И просит журналистов не делать сенсации из проведенных операций — в Республиканском кардиодиспансере за последние годы их было уже более 80. Приезд в Чебоксары Лео Бокерия подтвердил, что сложное оперативное вмешательство можно делать и у нас. «Потребность в коронарном шунтировании, — сказал Владислав Юрьевич, — большая. И мы готовы к таким операциям».
«Не тяжело ли было ассистировать Лео Бокерия?» — поинтересовались журналисты. «Нет, он очень доброжелательный, мы обсуждали с ним и вопросы развития кардиологии в Чувашии. Лео Антонович обещал оказывать в этом поддержку».
От «сердечных» болезней никто не застрахован. Но медицина сейчас творит чудеса. В Республиканском кардиодиспансере, например, проведено свыше 1,5 тысяч операций по имплантации стимуляторов сердца, причем самому старому пациенту было 95 лет.
Лео Бокерия оценил мастерство наших хирургов. Кроме Владислава Кашина за операционным столом стояли заведующий отделением сосудистой хирургии Юрий Александров, молодой перспективный хирург Максим Гартфельдер. Кому из них достался комплимент мэтра «знает все»? Гадать не будем, а сами хирурги скромно уклонились от ответа.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.