Диггерство: психическая болезнь или серьезное увлечение?

Чем старше город и чем он больше, тем сильнее разветвленной под ним может быть сеть действующих и заброшенных коммуникаций. Культовые сооружения, служители которых рыли и обживали некогда подземные ходы, военные объекты со своими секретными лабиринтами − все это может соединяться между собой. В крупных мегаполисах, где проложены линии метрополитена, все делает общую картину еще запутанней. Под землей издавна хоронили, там строили церкви и жили люди.

Вот это все и привлекает туда определенную категорию людей, которых называют диггерами. Это одна из разновидностей индустриального туризма, по большей части нелегального. Если не принимать во внимание кладоискателей, которых настоящий диггер просто не считает членами своего братства, то целью людей, идущих под землю, является целый комплекс ощущений.

Побывать там, где вообще запрещено находиться, найти новый ход в лабиринте и добавить его на свою личную карту, пройтись по тоннелям, где сотню лет не ступала ничья нога (?), все это дает мощный выброс адреналина. Однако занятие это не из простых и требует самой серьезной подготовки. Она включает в себя и соответствующую экипировку, а также военное снаряжение, без которого просто не обойтись.

Одной из самых больших опасностей, которые подстерегают диггера в подземельях, может стать сильный ливень. Особенно в той местности, где перепады высот достаточно велики. Например, под большим городом, расположенным на холмах. Сбегающая с возвышенностей вода, с которой не справляется ливневка, устремляется под землю и быстро начинает заполнять подземные пустоты, опускаясь все ниже. Появляется множество затопленных участков, в которых остаются воздушные карманы. Вот в такой ловушке и может оказаться человек, если его не затопит сразу. А ведь связи с поверхностью там нет.

Еще одна опасность − звуки. Неслышимые человеческим ухом низкочастотные колебания могут возникать по разным причинам и распространяться на большие расстояния. Инфразвуки могут порождать чувство неясной тревоги и даже паники. Их действие усугубляется непривычной давящей обстановкой и слабым освещением. В результате человек может не просто серьезно повредить свою психику, а просто сойти с ума. И таких подтвержденных примеров достаточно большое количество.

Даже отправляясь в паре или с большим числом участников группы трудно избежать неожиданностей в виде участков, где может скапливаться метан. Поэтому опытные исследователи подземелий никогда не пользуются открытым огнем, как это часто показывают в кинофильмах. Фонари включаются сразу у входа и не выключаются до конца экспедиции. Взрыв может вызвать даже мелкая искра, проскочившая при включении / выключении фонаря. Часто используется так называемый ″холодный свет″.

Так кто же они, идущие в неизвестность просто ради острых ощущений? Люди с нездоровой психикой или индивидуумы, стремящиеся на время уйти от повседневных забот? Что это, генетически заложенная в человечестве тяга спрятаться, забиться поглубже и почувствовать себя в относительной безопасности? Наука пока не дает точного ответа на этот во