Вещдоки подлежат уничтожению

…Автобус завален наркотиками. Тут героин в аккуратном пакетике, амфетамин в больших коробках, гашиш, мешки с маковой соломкой, кастрюли, в которых наркоманы варили свое губительное зелье… На переднем сиденье автобуса – человек с автоматом на плече. В салон заходят члены специальной комиссии по уничтожению наркотиков, следователи, дознаватели, сотрудники Госнаркоконтроля. «Ну что, поехали?»
Так началась операция по уничтожению наркотиков, изъятых оперативниками Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Чувашии. В автобусе 12 килограммов опасного груза, который мог бы погубить десятки, сотни жизней. Теперь пакетики, коробки и мешки с ядом – всего лишь вещдоки, которые по решениям судов подлежат уничтожению. По этим наркотикам оглашено 40 приговоров, виновные отбывают наказание. В денежном выражении груз «весит» на 1,313 млн. рублей по ценам черного рынка.
Вот и территория городской свалки. Автобус с необычным грузом встречает руководитель некоммерческого партнерства «Экология» С. Лебедев. Это предприятие специализируется на утилизации токсичных отходов. С 2004 года действует специальная печь, в которой при температуре 1200-1300 градусов сжигается все, что представляет опасность для окружающей среды: просроченные лекарства, промышленные отходы, перевязочный материал из лечебных учреждений и др. Не опасны ли выделяющиеся при этом продукты горения? «У нас здесь серьезная система очистки, – успокаивает Сергей Николаевич, показывая на установленную глубоко в подвале печь. – Продукты горения проходят несколько ступеней фильтрации».
Перед тем как пакеты с нарковеществами отправить в печку, их еще раз кладут на электронные весы. Это контрольное взвешивание перед уничтожением. Между тем в печку летят дрова – с их помощью она выходит на режим сжигания. Старший следователь Госнаркоконтроля С. Мартынов подходит к столу и открывает один из мешков специально для журналистов. «Здесь мак, собранный в Моргаушском районе и доставленный затем в Чебоксары, – комментирует он подробности уголовного дела, расследованием которого занимался сам. – Человек находился в розыске, жил у знакомых в Восточном поселке. Скрывался и собирал маковую солому».
Четыре огромных мешка с шестью килограммами зелья летят в печь и моментально сгорают в бушующем огне. «Где у нас пакет с гашишем?» На столе появляется сверток с 14 граммами наркотика. «Некто Мамонтов решил сделать подарок другу, отбывающему срок в колонии строгого режима, – продолжает старший следователь Мартынов знакомить с подробностями следующего уголовного дела. – Измельчил наркотик, перемешал его в двух килограммах гранулированного чая и при передаче в зону попался».
Видно, как гашиш летит вниз по металлическому желобку и исчезает в пламени. Чтобы яд лучше горел, в мешки добавляют по флакончику спирта. Настал черед героина. Кажется, расследованием этого уголовного дела занимался дознаватель А.Бахмисов. «Полтора грамма здесь, – сообщает Александр. – Подозреваемый приобрел его в Казани, на обратном пути его задержали».
Следует заметить, столица Татарстана – проторенный маршрут для чувашских наркоманов. Садятся в такси и прямиком едут в Казань, где наркотики дешевле. Но и оперативники не спят – не каждая поездка наркоманов заканчивается удачей. Вот и этот порошок отправлен в печь, а осужденный – на нары. Только так – огнем и мечом – можно выкорчевать заразу, которая прет на территорию республики по всем дорогам. К примеру, вот эти коробочки с тысячами шприц-тюбиков амфетамина ушлые люди доставили в Чебоксары из Санкт-Петербурга. Там они хранились на воинских складах. Препарат предназначен для военнослужащих, применялся в чрезвычайных ситуациях, в настоящее время запрещен. Говорят, снимает чувство усталости и голода, позволяет сутки продержаться на ногах без сна и отдыха. Солдатам препарат не дают, а вот молодежь на дискотеках хватает. Впрочем, эту партию в местах отдыха тоже теперь не увидят, ибо она уничтожена.
…Кажется, все. Все время, пока килограммы наркотиков лежали на полу, не покидало чувство тревоги. Небольшое облегчение наступило лишь тогда, когда весь груз исчез в огне. Но тревога все равно осталась, ибо не вся зараза, ломающая судьбы, подвергнута уничтожению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.