«Я – чуваш, послушай, уважь»

Как известно, в 1928 году Владимир Маяковский в вагоне пассажирского поезда отправился на Урал. Его сопровождал личный секретарь Павел Лавут. Вот как в его книге воспоминаний «Маяковский едет по Союзу», написанной в форме путевого дневника, рассказано о встрече поэта с чувашскими литераторами.Эпизод первый. «В Казани, как и в прошлом году, театр переполнен.
– Казань не подвела – все пришли, – радуется Владимир Владимирович. – А как здорово слушали поэму! Вещь, судя по всему, сделана неплохо. Я пронес ее через десятки городов и десятки тысяч людей, и везде слушали с интересом. Ругня отдельных рецензентов – не в счет. Важно мнение масс.
В номер старинного «Казанского подворья», где остановился Маяковский, началось паломничество… Журналистов и студентов сменили местные и приезжие поэты. Вошел совсем молодой паренек и после робкого предисловия прочел по-марийски «Левый марш». Впоследствии выяснилось – это был поэт А. Тон. У Маяковского в руках тетрадь стихов. Появляются все новые и новые люди. Маяковский читает отрывки из поэмы «Хорошо!»
Среди приходивших в этот день к Маяковскому были: молодой поэт П. Хузангай и поэт Н. Шелеби. В тот же день они по записке Маяковского прошли на его выступление.
Этот большой литературный день лег в основу стихотворения «Казань», которое впервые было напечатано в «Комсомольской правде» 7 июля 1928 года.
Входит татарин: «Я / на татарском / вам / прочитаю / «Левый марш». / Входит второй. / Косой в скуле. / И говорит, / в карманах порыскав: / «Я – мариец. / Твой / «Левый» / дай / тебе / прочту по-марийски». / Эти вышли. / Шедших этих / в низкой / двери / встретил третий. / «Марш / ваш – / наш марш. / Я – / чуваш, / послушай, / уважь. / Марш / вашинский / так по-чувашски…»
Эпизод второй. В начале пятидесятых годов по пути из Казани в Саратов у меня произошла смешная встреча.
В одном со мной купе оказался мужчина внушительного вида, с необычным багажом: несколько сот книг. Разложив свои пачки, он глубоко вздохнул:
– Эх, теперь хорошо бы заиметь интересного собеседника! (Нас было двое.)
– Это покажет будущее, – заметил я.
Слово за слово. Оказалось, что мой сосед едет из Чебоксар в Ульяновск, куда и везет чувашские книги.
– Это не сочинения Белинского и Гоголя, – улыбнулся он, – и я не знаю, понесут ли их с базара. Но чувашей вокруг Ульяновска не меньше, чем в нашей столице.
Он спросил:
– А вы не имеете отношения к литературе?
– Косвенное, – ответил я, – такое же, как все люди, которые ее читают.
– Жаль! Я сам поэт и переводчик. В прошлом году был в Москве. У нас там проходила неделя чувашской литературы и искусства. Вы не были на наших вечерах?
– К сожалению, я уезжал.
– В Москве я много успел. Побывал в музее Маяковского на Таганке, читал некоторые материалы, встречался с близкими ему людьми. Познакомился с сестрой поэта – Людмилой Владимировной, – продолжал мой попутчик. – Хотел еще встретиться с одним товарищем, который знал Маяковского. Вы не слыхали такого – Лавут Павел Ильич?
– Слыхал. Это я и есть! – ошарашил его я.
– Нехорошо врать, да еще в поезде! – обиделся было собеседник. Но я быстро убедил его в том, что говорю правду.
Мы познакомились. Чувашский поэт и переводчик – Стихван Шавлы – прочел мне на своем родном языке «Паспорт» и 19-ю главу из «Хорошо!» Я живо вспомнил «Казанское подворье» и молодых поэтов в гостях у Маяковского».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.