Чебоксарские адреса. Обитель с 450-летней историей

Уже семь лет наместник монастыря – архимандрит Василий.РАССКАЖЕТ И КАМЕНЬ, И КРЕСТ

Утро в Чебоксарском Свято-Троицком монастыре начинается рано: в половине шестого один из монахов, которому выпадает ночное дежурство – читать Псалтырь, поднимает остальных. Вместо будильника в братском корпусе – деревянное било. Завтрака в монастырях нет – только обед и ужин, и первым делом братья собираются на молитву в небольшом Толгском храме. В последние годы число монахов здесь не меняется и не превышает 30 человек. Есть, конечно, те, кому уже за 70, но средний возраст братьев, говорит наместник отец Василий, примерно 35 лет.
ИСПЫТАНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ
Свято-Троицкий монастырь – и древний, и новый одновременно. К иноческой жизни он вернулся лишь двадцать лет назад. А до этого на протяжении семи десятилетий отсюда вытравливали религиозный дух. История разорения монастыря началась в 1922 году, когда в его храмы нагрянула спецкомиссия по изъятию церковных ценностей. В Поволжье был страшный голод, и хлеб тогда покупали за золото. «Сверялись по старым и новым, составленным в 1918 году, описям: не дай бог, чтобы священнослужители что-нибудь спрятали, – рассказывает Антонина Мордвинова, кандидат искусствоведения, автор книг по церковному искусству Чувашии. – Изъяли золотую и серебряную утварь, оклады икон – около сотни ценных старинных предметов. Делалось все под грифом «совершенно секретно», вывозилось в Москву в спецвагонах, и сейчас никаких следов мы уже не найдем».
Некоторые наиболее древние иконы, конечно, без драгоценных окладов, сохранились благодаря тому, что их передали в краеведческий музей. Это было уже в ноябре 1924 года, когда монастырь закрыли. Советская власть намеревалась вообще сравнять его с землей, но, к счастью, этим планам не суждено было воплотиться. В 1925 году разобрали на кирпич колокольню, снесли северную и восточную стены. В?1927-м на месте хозяйственных построек монастыря возвели гостиницу – Дом крестьянина. К 1936 году созрело еще одно решение – разрушить Троицкий и Толгский храмы, чтобы возвести здесь, напротив пристани, угловое здание автовокзала. Спасло их то, что в Чебоксарах катастрофически не хватало помещений для новых советских учреждений, и рушить то, что уже стояло, рука не поднялась.
У Николая Муратова, директора Госцентра по охране культурного наследия Чувашии, с монастырем связано немало воспоминаний, причем не только профессиональных. Впервые он попал сюда 21-летним парнем. «В 1972 году Родина вдруг решила сделать из меня десантника, – вспоминает Николай Иванович. – Авиаспортивный клуб размещался в здании Толгской церкви. Здесь занимались спортсмены-парашютисты и те, кто по воле военкомата осваивал азы парашютного дела. Перед входом стояла металлическая конструкция, с которой мы учились прыгать. Храмы не были похожи на храмы: кресты, купола снесены. Вся территория была перегорожена заборами, гаражами, сараями, чего тут только не было! В Троицком соборе размещался театр кукол. В церкви Федора Стратилата находилась водолазная станция. В настоятельских покоях – книгохранилище и кухня гостиницы «Турист». В братском корпусе была инспекция маломерных судов, рыбоохрана и прочее, и прочее».
Надвратная церковь Федора Стратилата с уже заложенными воротами, 1940-е годы.Возможно, 70 лет советской власти стали самым тяжелым временем за всю историю обители, хотя на ее долю и до этого выпадало немало испытаний. Царские указы лишали монастырь земель и вотчин, он страдал от пожаров, а разорению впервые подвергся еще в 1609 году. Это была эпоха Смуты, Чебоксары захватили повстанцы. Они громили административные здания, богатые дома, ворвались и в монастырь. Настоятеля Геласия, чтобы не мешал разграблению храмов, сбросили с колокольни.
Этот исторический факт очень впечатлил и нынешнего наместника монастыря. «Если одного игумена сбросили, то чудо, что меня в первое время тоже не убили. Народ здесь очень эмоциональный», – улыбается отец Василий. С тех пор, как Священный Синод назначил его настоятелем монастыря, прошло уже семь лет, и за это время отец Василий сумел стать одним из самых уважаемых в Чебоксарах людей. Для него, француза Пьера Мари Даниэля Паскье, родившегося в многодетной католической семье, православная Чувашия давно уже стала родной. По благословению Патриарха Алексия II он приехал в нашу республику в 1994 году и стал дьяконом в храме села Никулино, что в Порецком районе. Потом были годы служения в разных монастырях Алатыря, пока Бог не привел отца Василия в Чебоксары.
«Когда человек становится монахом, он уже не управляет своей судьбой, у него нет родины: куда Господь покажет, туда он и идет, – рассуждает отец Василий. – В моей жизни так было несколько раз. Спасает то, что я любопытный: если бы я не интересовался городом, если бы я приехал сюда как чужой и жил здесь как чужой, то давно умер бы». И теперь историю Чебоксар отец Василий знает лучше многих родившихся в этом городе.
Вынос резной иконы Николая Чудотворца из часовни монастыря, 1894 год.ЗА МОНАСТЫРСКИМИ СТЕНАМИ – СТАРЕЙШИЕ ХРАМЫ ЧЕБОКСАР
Свято-Троицкий монастырь – одно из самых древних чебоксарских сооружений. Введенский собор старше его лишь на 10 лет. Датой основания монашеской обители считается 1566 год. Тогда появился указ Ивана Грозного устроить в Чебоксарах монастырь Живоначальной Троицы. Почти столетие он был деревянным, лишь в середине 17 века его начали перестраивать в камне.
Храмы, в которые мы можем зайти сейчас, стоят с 18 века. В 1713 году из камня возвели церковь Толгской иконы Божией Матери, спустя еще 35 лет перестроили ветшавший Троицкий собор, а в 1759-м – маленькую надвратную церковь Федора Стратилата. Правда, у исследователей есть предположения, что в нынешнем виде, то есть в камне, она появилась чуть ли не в 1600 году.
Николай Муратов объясняет, как родилась такая версия: «В 18 веке после раскола в русской церкви храмы с шатровым завершением строить было запрещено, их считали пережитком прошлого. А эта церковь – надвратная, отсюда прихожане входили в обитель. Монастырским воротам всегда придавали сакральное значение, как входу в царствие Божие, и часто бывало, что их строили из камня, тогда как стены еще были деревянными». У искусствоведа Игоря Кугуракова другое мнение: шатровое завершение церкви Федора Стратилата в традициях допетровской архитектуры вовсе не означает, что храм построен в 1600 году. Просто вкусы в провинции могли сильно отставать.
Конечно, эти ворота не были единственным входом в монастырь. Попасть сюда можно было и с берега Волги. Там на протяжении трех столетий стояла Никольская часовня, где хранилась уникальная чебоксарская святыня 16 века – резная икона Николая Чудотворца.

«Даже в «Казанских епархиальных ведомостях» писали, что если суд не мог разрешить вопрос в пользу одного или другого человека, шли к Николаю Чудотворцу, и перед его ликом уже никто не смел сказать неправду. Таким образом, споры разрешались», – рассказывает Антонина Мордвинова.
Вообще это достаточно необычный вид иконы – скульптурные изображения святых православию не очень свойственны, но, по словам Антонины Ильиничны, в 16 веке в подмосковных монастырях были мастерские, где вырезали такие фигуры. Наша обитель не раз горела, огонь уничтожил многие ценные документы, и то, что деревянная скульптура уцелела, можно считать чудом.

Есть у нашей обители одна пока неразрешенная загадка: был ли в монастыре подземный ход? Историк Юрий Гусаров нашел в архивах два документа. В конце двадцатых годов прошлого века на остатки подземного хода сначала наткнулись строители, возводившие Дом крестьянина, а спустя два года его обнаружила и спецкомиссия комиссариата народного просвещения, осматривавшая монастырь. Но тогда никто не взялся пройти и изучить эти подземные галереи. Сейчас историки и археологи склоняются к тому, что строители наткнулись на катакомбы – то есть склепы, разделенные на ячейки, в которых хоронили монахов.
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ
Стены Троицкого собора еще должны помнить императрицу Екатерину II. 25 мая 1767 года она несколько часов провела в Чебоксарах и отстояла здесь молебен. С момента постройки Троицкого собора до визита государыни прошло всего-то 20 лет, и его убранство напоминало нынешнее: стены тогда тоже были просто побелены. Храм впервые расписали лишь в конце 18 века. А в начале 20-го весь собор снова обновили, и советское время под штукатуркой сумели пережить сюжеты из Евангелия на западной стене, сделанные в 1900 году. Двадцать лет назад их расчистили и восстановили.
В начале 90-х в Чебоксарах долго не могли решить, кто займется реставрацией, и за работу рискнул взяться архитектор, преподаватель строительного факультета ЧГУ Александр Исаев. Испытаний ему пришлось выдержать немало. Если все три храма сохранились, и нужно было лишь сконструировать своды, купола, разработать декор в стилистике 18 века, то колокольни у монастыря не было. Ее пришлось возводить с нуля. Трудность была в том, что не сохранилось даже хороших фотографий, которые помогли бы воссоздать ее прежний облик. Но в итоге проект возрождения чебоксарского монастыря удостоился диплома всероссийского архитектурного конкурса «Зодчество».
Сейчас уже трудно представить, сколько всего пришлось сделать в начале 90-х, чтобы обитель вернулась к размеренной монашеской жизни и в ее храмы потянулись прихожане. В последние годы при новом игумене монастырь снова начал меняться. Отец Василий решил превратить его в настоящий центр религиозной и культурной жизни Чебоксар, вернуть сюда дух истории, чтобы не забылась непростая судьба этой 450-летней обители.

P.S. Программа «Чебоксарские адреса» выйдет на канале «Россия 24 – Чебоксары» 23 декабря в 18.30 и 22.30.

Ведущая рубрики Ольга ПЕТРОВА

Опубликовано: 23 декабря 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.