Дорога на школьный Олимп

Как и у спортсменов, у школьников тоже есть олимпиады. И их победители – тоже достояние республики, ее юная элита, работающая на имидж инновационной Чувашии. Сейчас более полусотни лучших учеников республики готовятся к очередным зональным и российским олимпиадам. Каковы шансы на успех, в чем наши эрудиты наиболее сильны? И какие проблемы идут рядом с «олимпийскими» победами школьников? Об этом корреспондент «СЧ» говорила с заместителем министра образования республики Светланой Петровой.
– Что касается успеха, хорошие шансы есть. Ведь побед у наших школьников с каждым годом все больше. В прошлом году на российских олимпиадах они завоевали 28 дипломов 1-й, 2-й и 3-й степени. В 2006 году дипломов было 18, в 2005-м – только 10.
Стабильно высокие результаты ребята показывают на олимпиадах по химии, физике, обществознанию, экономике, технологии. С другой стороны, нет наград по математике, географии, немецкому и французскому языкам, редки успехи по русскому языку.
В чем тут причина? Пожалуй, в отсутствии традиций в подготовке к олимпиадам по этим предметам. Все-таки на российский уровень ученика должна готовить команда: и школьный учитель, и преподаватель вуза – своеобразный старший тренер. Если сложилась такая команда, будет и результат. И опыт, который пригодится тем, кто будет выступать вслед за победителем. Не думаю, что у нас нет сильных учеников по той же математике, географии, русскому языку. Они есть – нет пока такого же сильного сопровождения. Однако база формируется: в зимние каникулы для одаренных школьников проводят учебные сборы на базе ведущих вузов республики.
– Но судьба «олимпийских» наград, пожалуй, решается именно в школьных кабинетах. Ведь победителей и призеров поставляют одни и те же «кузницы талантов»…
– Список этих «кузниц» не так уж мал. Лидеры российских олимпиад по химии и обществознанию традиционно выходят из лицея-интерната имени Лебедева, свои призеры по химии есть и в 46-й гимназии. В физике особо сильны ученики чебоксарских лицеев № 3 и 44 и новочебоксарского лицея № 18. На олимпиадах по экономике призерами постоянно становятся ребята из того же 44-го лицея, по технологии – ученики чебоксарских школ № 35 и 49. По английскому языку хороших результатов добивалась столичная гимназия № 4, по физкультуре – школа №20. В целом тут та же ситуация. Есть традиции, есть сильные педагоги – есть и результат.
– Вы говорили только о городских школах. А насколько успешно выступают на российских олимпиадах сельские ученики?
– Тут, к сожалению, достижений немного. Среди них – третье место на олимпиаде по физкультуре, завоеванное в прошлом году школьником из Чебоксарского района, и еще одна такая же награда в 2004 году. Но нельзя сказать, что сельские школьники так уж сильно отстают от городских. Они все лучше сдают ЕГЭ, показывают хорошие результаты на дистанционных олимпиадах. Неплохо выступают сельчане и на республиканском этапе российских олимпиад: среди победителей и призеров 2008 года – 50 школьников из глубинки. Мощный стимул к успеху у ребят есть. Как известно, победители и призеры республиканских олимпиад могут поступить вне конкурса в местный вуз или техникум. В прошлом году этим правом воспользовались 23 выпускника сельских школ.
– Кроме «путевки» в студенты у школьных «олимпийцев» есть и другие, материальные, стимулы. К примеру, российские премии для победителей олимпиад в 60 тысяч рублей. Это и для взрослого человека большие деньги…
– В прошлом году этой премии в рамках нацпроекта «Образование» были удостоены четыре наших школьника. И еще 20 ребят, отличившихся на российских олимпиадах, получили премию в 30 тысяч рублей. Но это далеко не все. Есть стипендии Президента Чувашии для творчески устремленной молодежи. Уже несколько лет именные стипендии победителям и призерам олимпиад, поступившим в вузы, выплачивает Фонд поддержки социальных и культурных программ Чувашии. Свои награды для самых умных школьников учреждают главы районов и городов.
Педагогам тоже есть к чему стремиться. Успехи их учеников на олимпиадах имеют большой вес при назначении грантов Президента России, при распределении стимулирующих выплат в рамках новой системы оплаты труда. Так что серьезная мотивация у учителей имеется.
– Цена победы на олимпиадах высока. А значит, есть вероятность, что кто-то всеми правдами и неправдами будет стремиться вывести в лидеры именно своего ученика?
– Конечно, человеческий фактор всегда присутствует. Но, я полагаю, в целом система республиканских олимпиад, с одной стороны, защищена от вмешательств, с другой – достаточно прозрачна. Если есть сомнения в правильности оценки, ученик всегда может подать апелляцию. Что касается нарушения порядка самой процедуры, то за последние годы в министерство поступили только две жалобы. Обе, кстати, с олимпиад по английскому языку.
О том, что оценки наших олимпиад достаточно объективны, свидетельствуют те же призовые места на российских турнирах. Ведь если на уровне республики ученик выиграл, условно говоря, по блату, вряд ли он сможет успешно выступить на следующем этапе. На российском уровне пролоббировать победу абсолютно нереально.
– Многие педагоги жалуются – задания олимпиад с каждым годом становятся все сложнее, иные вопросы уже не школьного, вузовского уровня…
– Вопросы действительно непростые. В этом году, кстати, задания республиканских олимпиад предложили порешать студентам 1-2 курсов. Далеко не все справились. С другой стороны, организаторы олимпиад делают ставку на самых талантливых ребят, ищут будущую интеллектуальную элиту. Понятно, что при таком подходе вопросы будут отнюдь не среднего школьного уровня.
– Но ведь этот подход может привести к появлению односторонне развитых учеников. Сильных, к примеру, в химии или физике и на тройку с минусом знающих историю и литературу…
– У всякой медали есть оборотная сторона. И олимпиады не исключение. Что скрывать, были у нас талантливые ребята, погруженные только в свою науку и напрочь оторванные от всего остального. Они блеснули знаниями на российской олимпиаде, поступили в престижный вуз. А там ведь не только их «коронный» предмет, есть много других. В итоге на 1-2 курсах с этими студентами дополнительно занимались школьные учителя, были трудности и с адаптацией их к реалиям жизни.
Но в целом проблема эта многослойна. Многое зависит от личности самого ученика, от школы, педагогов, от родителей. Есть примеры иного рода. Победитель российской олимпиады Саша Антонов поступил на химфак МГУ и успешно адаптировался, отлично учится, ездит на конференции за границу. Другой пример: сестры Александровы из лицея № 44 в этом году показали хороший результат на двух республиканских олимпиадах по далеко не родственным дисциплинам – экономике и русскому языку.
– Что касается отрыва от жизни, то проблема тут еще, наверное, и в национальных особенностях обучения. Один известный педагог заметил: предложи российскому школьнику вычислить периметр квадрата – сосчитает легко. А переведи задачу в практическую плоскость – сколько метров шланга нужно на садовый участок в форме того же квадрата, – тут многие призадумаются…
– Именно поэтому сейчас в стране намечен переход на новые стандарты образования, где многое будет завязано именно на практике. Как это принято в других странах. Три года назад наш школьник Андрей Андреев участвовал в международной олимпиаде по естественным наукам. Вернулся под впечатлением. Главным образом оттого, что предложили им не какие-то суперсложные задачи – участники олимпиады вместе решали проблему птичьего гриппа. С применением знаний по физике, химии, биологии.
Я думаю, что в этом плане будущее за метаолимпиадами, в которых будут сочетаться несколько школьных предметов и практический уклон заданий. Пример уже есть: политехническая олимпиада. Чтобы победить в ней, надо хорошо знать физику, математику, технологию, уметь составлять проекты. И важен такой подход не только для предметных олимпиад, для всего школьного образования. Цель школы ведь не в том, чтобы ученик точечно знал один предмет, назубок помнил формулы и даты. Самое главное – научить ребенка учиться, добывать знания и затем применять их в жизни.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.