Белорусский путь — мифы и реальность

Пятый год подряд посольство Белоруссии в России с помощью Альянса руководителей региональных СМИ России АРС-ПРЕСС организует поездки в Беларусь для представителей российских газет. В очередной такой пресс-тур отправились журналисты из 80 регионов страны. В том числе и корреспондент “Советской Чувашии”.
В Белоруссии поначалу не возникает чувства, что находишься в другой стране, за тысячи километров от дома. Приветливые хозяева даже друг с другом говорят по-русски; большинство газет в киосках — на русском языке. И знакомые названия улиц: Советская, Ленина, Ленинградская, Московская, и российские товары на прилавках по соседству с тоже привычными белорусскими — в общем, все почти родное. Но вглядишься повнимательней: родное, да немножко не такое.
Для тех, кому за 40, визит в Беларусь — как экскурс в не столь далекое прошлое. При всех местных структурах власти и даже на предприятиях есть идеологические отделы; вехи экономического развития страны здесь по-прежнему меряют пятилетками, а более 300 тысяч молодых белорусов состоят в рядах преемника ВЛКСМ — Белорусского республиканского союза молодежи.
Но при всем этом Беларусь — вовсе не исторический заповедник социализма. В небольшой по сравнению с Россией стране действуют 6 свободных экономических зон. И свою зарплату, и даже годовой бюджет колхоза местные жители назовут вам не в белорусских рублях — в долларах. А с “новыми комсомольцами” Белоруссии мирно уживаются и скауты, и члены отрядов ЮНЕСКО. Своим укладом, по своим законам живет белорусское государство, так похожее и не похожее на Россию.
Четырнадцать лет назад пошли наши страны разными дорогами. Но далеко не разошлись. И объединяют Россию и Беларусь не только общие интересы во внешней политике и экономические связи (среди постоянных торговых партнеров белорусов 66 регионов России). Общая у нас и история, общая память…

ЦВЕТЫ У ОГНЯ

В Бресте гостей из России первым делом везут, конечно, в Брестскую крепость. Мемориальным музейным комплексом официально стала она тридцать с лишним лет назад; самой же крепости от роду более полутора веков. И гиды, ведущие вас по музейным залам, обязательно покажут кремниевые ружья и сабли — оружие русской армии начала XIX века, вспомнят про Первую мировую войну и Брест-Литовский мирный договор. Продемонстрируют и экспонаты предвоенных тридцатых годов: письма красноармейцев, блокнот политрука с зачетами по политподготовке.
Но все это лишь прелюдия к главной теме, к рассказу о подвиге защитников Брестской крепости — русских, белорусов, украинцев, казахов, молдаван. Благодаря им крепость, которая должна была пасть в первые же дни войны, держала оборону больше месяца.
В память о тех героических днях — и сохранившиеся с июня 41-го года руины казематов. И скульптурная композиция “Жажда” — когда-то на этом месте под пулеметным огнем наши солдаты пытались пробиться к реке за водой. А за стеклянными витринами музеев свои фронтовые реликвии: обрывки рукописных приказов, датированных 24 июня 41-го года, солдатские медальоны, осколки снарядов — ими здесь усеян был каждый клочок земли.
Но память о героях брестской обороны берегут не только музейные экспозиции. Свою летопись подвига создал и писатель Сергей Смирнов, автор известной книги “Брестская крепость”. На отдельном стенде в музее хранятся переводы этой книги на многие языки мира. И среди десятков изданий на английском, немецком, украинском, вьетнамском отрадно было увидеть и “Брестскую крепость”, переведенную на чувашский язык.
Увы, в тот день российские журналисты были, пожалуй, единственными посетителями музейного комплекса. “Раньше, до переворота, до путча, сколько экскурсий у нас было! — вздыхала смотрительница музея Лариса Григорьевна Овечкина, работающая здесь почти 30 лет. — А сейчас в основном из Белоруссии едут. Из России, Украины мало бывает гостей, из Литвы, Латвии — практически никого”.
Начало 90-х годов стало для Брестской крепости самым тяжелым испытанием в мирное время. Схлынул поток экскурсантов, постепенно приходило в упадок само музейное хозяйство. Новая жизнь для Брестской крепости началась с 1997 года. За шесть лет на все неотложные работы от реставрации памятников до строительства котельных было потрачено более 2 миллионов долларов. Основные расходы взяло на себя белорусское правительство, помогли Россия, Украина; внесли свою лепту брестские и минские предприятия, московские бизнесмены. И общими усилиями Брестская крепость выстояла.
Да и посетителей здесь с каждым годом прибавляется. Больше всего их в мае и июне. “Уже несколько лет в эту пору мы работаем без выходных, в день по 30-40 экскурсий”, — сообщила женщина, продающая на входе билеты (в пересчете на наши деньги стоят они 8 рублей для школьников и 25 рублей для взрослых).
В общей гостевой хронике музея есть и два самых главных дня: 9 мая и 22 июня. В День Победы открыт музейный комплекс с раннего утра до позднего вечера. Тысячи людей собираются здесь: играет музыка, проходят встречи ветеранов, митинги, концерты. А 22 июня в четыре часа утра всю территорию крепости окутывает дымовая завеса, как много лет назад в 41-м году. А потом на воду реки Буг люди спускают венки, возлагают цветы к Вечному огню в память о погибших героях. И как особый факт хранительницы музея отмечали, что нынче 22 июня несли букеты и школьники из России…

Из интервью Президента Белоруссии Александра Лукашенко российским журналистам:
“Мы хотим, чтобы в памяти народной, и особенно у молодежи, остались страницы истории Великой Отечественной войны.
У нас сегодня нет ни одного даже самого маленького памятника в самой глухой деревеньке или в лесу, который бы мы не восстановили и не поручили или детям, или взрослым следить за ними, поддерживать в нормальном состоянии. Везде установили гранитные вазы на памятник под цветы. Это не миф, а реальность. Немалые средства — хотя и лишних денег нет — тратятся на содержание основных святынь, таких как Брестская крепость, Хатынь, Курган Славы.
Фактически на государственном обеспечении находятся у нас участники Великой Отечественной войны. В канун 60-летия Победы, освобождения Беларуси я почти со всеми ветеранами встретился. 9 мая во главе колонны иду, и ветераны не задали мне ни одного вопроса, не сказали, что вот там телефона нет, жилья нет. Некоторые, кстати, и по второму, и по третьему кругу получили квартиры, в том числе для своих детей, что, я им сказал, недопустимо. Но в целом ветераны говорят: “Спасибо, у нас вопросов нет”. Это дорогого стоит. Мы перед этими людьми преклоняться должны, мы им очень обязаны”.

ВАЖНЕЙ ВСЕГО — ПОРЯДОК В ДОМЕ

Приграничный Брест впечатлил нетипичной для такого города спокойной атмосферой: и на вокзале, и на улице не встретить бомжей, маленьких бродяжек и явно криминальных личностей. Корреспондент брестской областной газеты “Народная трибуна” Светлана Тоболич рассказала, что ее дочка и сын нередко возвращаются домой из секций и кружков в девять-полдесятого вечера, и она за детей ничуть не тревожится: в городе действительно спокойно.
А еще поразил Брест европейской чистотой и ухоженностью: аккуратные дома, уютные скверы, чуть ли не до блеска выметенные улицы. Можно, конечно, предположить, что к приезду гостей здесь тщательно готовились, но за день и даже за неделю такого порядка не наведешь.
Потом, поколесив три дня по Белоруссии, мы убедились — столь же заботливо обихожены здесь многие города и поселки. И порядок такой — не только от близости к Европе. Уже два года в Белоруссии действует программа благоустройства и наведения порядка на земле. Наводят его поэтапно. В масштабах области берут один из райцентров и по нашему принципу “ниме”, всем миром и всей казной обустраивают его, чтобы потом взяться за другой. В городах начали с создания нескольких образцовых дворов и затем по их примеру приводили в порядок другие территории. Ну а дома-новостройки принято сдавать уже с дворами “под ключ”, чтоб были и игровые площадки, и клумбы с газонами, и даже маленькие скверики.
Но мало только красоту создать, надо ее поддерживать. Несколько раз в году в Белоруссии объявляются массовые субботники, а за выброшенный на улицу хлам запросто можно и штраф схлопотать. Да и дворники стараются. Зарплата у них, кстати, не бог весть какая, около 2 тысяч российских рублей, но есть другой стимул — возможность получить бесплатное жилье. Он-то людей и держит.
Вообще, к сфере ЖКХ у белорусов внимание особое. Каждое утро на стол главы государства среди прочих ложится и сводка о состоянии коммунального хозяйства. И все потому, что еще не так давно в стране коммуналка была едва ли не самым слабым звеном.

А. Лукашенко — на встрече с российскими журналистами:
“Скажу откровенно: мы не стали разрушать то жилищно-коммунальное хозяйство, которое досталось нам в наследство (а оно было примерно как в России — помню времена, коллекторы в Минске разваливались). Мы просто начали работать с тем, что есть. Латали, меняли трубы. Надо было экономить — экономили. При этом мы прекрасно понимали, что частный бизнес в ЖКХ подмогой не будет. Почему? Потому что там 100 процентов рентабельности очень сложно получить. Если бесконтрольно отдавать все частнику, он для того, чтобы покрыть расходы и получить прибыль, в 5-10 раз увеличит тарифы на соответствующие услуги. А этого допустить нельзя. ЖКХ способно спасти только государство, четко вникая в ситуацию. В противном случае можно получить очень жесткий удар по населению, и таким же будет ответ населения власти.
Именно поэтому в конце прошлого года в республике было принято силовое решение: максимальный рост коммунальных тарифов — 4-5 долларов в год. Все, больше нельзя. А такой рост цен население спокойно выдерживает…”.

Тарифы, кстати, в Беларуси повышают не с наскоку: так, чтоб каждый новый год раз — и подорожала коммуналка сразу на 150 рублей. Нет, расценки растут потихоньку, но каждый месяц. В Минске, к примеру, в октябре киловатт/час электроэнергии стоил 85,9, в ноябре — 87,6, в декабре — 88 белорусских рублей (по официальному курсу один наш рубль равен 75 белорусским). Так же плавно, по рубликам, дорожал и газ: октябрь — 1482,4 рубля за кубометр, ноябрь — 1512, декабрь — 1522,4. Причем об изменениях этих квартиросъемщики знают заранее — квиточки с новыми тарифами приходят к ним чуть ли не за два месяца вперед.
А экономить на коммунальных расходах белорусам приходится до сих пор. В Бресте примерно с середины ноября городские фонари на час раньше стали переключать на ночной режим работы (при нем на улице горят не все светильники, только каждый третий). По словам местных властей, притушить фонари пришлось из-за дефицита бюджета: час в потемках сэкономит Бресту до 6 млн. белорусских рублей в месяц. При этом чиновники заверили народ, что мера эта временная — максимум на полтора-два месяца.

Опубликовано: 18 января 2008