С ветерком и аккордеоном

[nggallery id=180]

Кто как, а чебоксарец Геннадий Андриянов стрессы снимает игрой на аккордеонах. У него их около десяти, причем почти все когда-то были непригодны для музицирования, списаны, так сказать. Одни инструменты пылились на полках в комиссионке, другие в чьей-нибудь кладовке ждали нелегкой участи оказаться на помойке. А Геннадий Михайлович приютил их у себя, отремонтировал, настроил и дал им новую жизнь.
Первый аккордеон «Роял Стандарт» отец привез 9-летнему Гене из Германии, как закончилась война с фашистами. Мальчик гордо ходил по родной деревне с тяжелым инструментом и наигрывал какие-то несуразные мелодии. А потом потихонечку научился, его стали приглашать на сельские праздники. Стоило один раз послушать мелодию, и Гена тут же мог сыграть ее. Его даже приглашали давать концерты в туристическом лагере одного из домов отдыха в Чебоксарском районе. Там он и познакомился с Героем Советского Союза, отважным летчиком Федотом Орловым, с которым долгое время дружил. Тогда же играл и для знаменитых шахматистов Смыслова и Бронштейна, приехавших отдыхать в Чувашию со своими женами.
После школы Геннадий твердо решил поступить в Чебоксарское музыкальное училище им. Павлова. Перебрался жить в столицу. Поселился в бараке на ул. Водопроводной, тогда этот район называли еще «Шанхаем». Но вдруг любимая на тот момент девушка сказала, дескать, музыкой тебе заниматься не идет, вот боксом – другое дело, это для настоящих мужчин. В общем, увлекся Гена боксом, поступил в техучилище на механика, а аккордеон выменял на мотоцикл «Минск» по прозвищу «козел». Полюбил юноша быструю езду, выделывал на мотоцикле такие трюки, мог ездить даже на заднем колесе. На новом транспорте отчаянный паренек в 59-м году со своим другом поехал в Москву на выставку американской техники.
– По дороге на полпути был такой случай, – вспомнил Андриянов. – Кончился бензин. Смотрим: справа пустырь, слева деревня какая-то и автобаза. Сидит там один молодой механик с гармошкой, а по обе стороны зачарованно слушают его две девушки в разноцветных платках, вот он и наигрывает им неумело какие-то романсы. Мы у него попросили бензина, а тот отмахнулся, мол, не мешайте играть. Ну я по-свойски присел и говорю: «А слабо на гармошке «Бесамо мучо» сыграть?» Тот удивился, можно ль такую мелодию да на простой гармошке исполнить? Я же взял инструмент и показал тут все свое мастерство. Механик аж рот открыл. «Давай так, – заявил ему, – я тебя научу эту мелодию играть, а ты мне – бензин». В общем, до Москвы мы доехали, но после той поездки я понял, что без музыки жить не могу.
Где только не работал Геннадий Андриянов. Ремонтировал радиоприемники, телевизоры. Много лет был шофером на Чапаевском заводе. Сменил 18 мотоциклов, среди которых, между прочим, был знаменитый «Харлей Дэвидсон». Взял он его за бесценок совершенно разбитым, можно сказать, остался один «скелет». Вместе с другом-аккордеонистом Игорем Коротковым, работавшим тогда на электроаппаратном заводе, собрали довольно приличный мотоцикл. На «Харлей» посмотреть приезжали даже ребята из Москвы, просили отдать и взамен предлагали иномарку. Но к тому времени Гена его выменял на другой мотоцикл – «БМВ» и тоже отремонтировал. За лихачество на мотоциклах Андриянов не раз расплачивался штрафами, временным лишением прав, а иногда и собственным здоровьем. Однажды на всех парах влетел в министерскую машину. А потом новый вираж: купил у чувашского боксера Валериана Соколова «Запорожец». И далее так же менял и собирал автомобили.
О своем «хобби» мастер может рассказывать сколько угодно, и все же музыка для Геннадия – святое. По словам «маэстро» у каждого аккордеона – свой характер, к каждому нужен подход. Так на «Скандалли» хорошо звучат легкие мелодичные композиции, на немецком «Хорхе» – вальсы, а вот военные песни, вроде «Белого платочка», конечно, лучше играть на отечественном инструменте. Ну а с гармошкой нужно ходить по гостям.
– Бывает, придешь домой грустный, может, неприятности приключились какие, возьмешь аккордеон да сыграешь что-нибудь для души, и все плохое уходит, – поделился «антикризисным» рецептом Геннадий Михайлович. – Поиграл – ну вроде как покурил, зависимость у меня такая от музыки.
Меж тем Андриянов, которому теперь уже за 70, никогда не курил. Как сам признается, были в жизни гораздо более увлекательные вещи. А главное то, что есть семья. Домашние – жена, сыновья, может, и не всегда понимают его увлекающуюся натуру, но никогда не противостоят его творчеству. Даже соседи, по словам супруги Лидии, никогда не жалуются, наоборот, хвалят.
Для публики Геннадий старается не играть, все больше для души. Хотя совсем недавно его товарищ Михаил Лавин, с которым он дружит более 50 лет, пригласил поучаствовать в фестивале творческих коллективов национально-культурных объединений республики «Венок дружбы». За высокое исполнительское мастерство аккордеонист получил диплом.

Опубликовано: 25 июля 2009
Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.