В доярки берут не всех

В советское время заводские инженеры нередко подавались в рабочие – те зарабатывали вдвое больше. Да и труженики полей и ферм давали тут фору дипломированным аграрным спецам. Позже, правда, остались ни с чем и те, и другие. Но прежний дисбаланс, похоже, восстанавливается. Ученый зоотехник С. Прокопьева подалась в доярки, которыми еще недавно руководила. Светлану не разжаловали сверху – сама так решила.

Кооператив К. Маркса обновил капитал

Ранее Светлана руководила фермой в своей деревне Сугут-Торбиково, входящей в это хозяйство с несгибаемым именем. Так, возможно, и заведовала бы, если бы руководство не задумало расстаться со здешним обветшавшим коровником и перевести животных на центральную ферму в Сявалкасы. Та тоже была не лучше, но ее на кооперативном совете с подачи председателя В. Шумилова решили капитально реконструировать. Грех не воспользоваться дешевым да еще долгосрочным, на 8 лет, кредитом по национальному агропроекту.
Основная часть денег пошла на перестройку коровника. Провели ее в основном собственными силами, только для замены крыши привлекали подрядчиков со стороны. Закупили современное оборудование шведской фирмы «Delaval». Оно не ахти какое сложное – вакуумный молокопровод с доильными аппаратами и танк-охладитель. Облегчение дояркам и повышение качества продукции, однако, более чем заметное. Буренок и раньше доили не вручную, но молочко собирали в подойники и на себе же тащили в примитивную общую емкость без всякого охлаждения. Для обслуживания двухсот голов требовалось как минимум с десяток доярок.
С установкой «Delaval» их работа – обойти буренок, которые на привязи, с аппаратами, а молоко само по трубам течет в охладитель. Тут на все про все четверых достаточно. Вот и встал вопрос об отборе доярок, а заодно и о сокращении должности заведующей фермой. Прокопьева навыков не утратила, плюс специальные зоотехнические знания. Не раздумывая, пожелала перейти в доярки, хотя ей вновь предлагали руководящую должность. Сейчас она зарабатывает наравне с заведующей центральной фермой и главным зоотехником, а летом – почти вдвое больше. У Светланы с коллегами Е. Васильевой, Г. Никифоровой и Е. Григорьевой выходит в месяц до 4000 рублей, считайте, сколько будет в пастбищный период. (Средняя зарплата на селе в районе составляет 3700 рублей.) А годовой удой от коровы на обновленной ферме нынче намечается довести до 4500 килограммов против 4200 в 2007-м.
Конкурс среди доярок как таковой, правда, не проводили, и без трений, естественно, не обошлось. Особенно задело сокращение еще не старых пенсионерок. Но и им в СХПК работа всегда найдется. Не исключено, что в ближайшее время председатель решится на реконструкцию еще одного заброшенного помещения, чтобы увеличить поголовье.
В новейшей истории хозяйства, носящего имя идеолога классовой борьбы, подобный «кастинг» наблюдался, пожалуй, впервые. Чаще не знали, кого послать на ферму или в поле. Народу на территории кооператива около тысячи, в хозяйстве же числится порядка ста человек. Остальные живут личным подворьем либо ездят в Москву на заработки. Но в основном неудачно: когда надо снова ехать за длинным рублем – просят в конторе СХПК взаймы на дорогу.
Но если откровенно, то льготными кредитами для ЛПХ в Сявалкасах, да и в остальных деревнях, не очень-то спешат воспользоваться – боятся. За два с лишним года лишь полтора десятка человек взяли около двух миллионов рублей. Да и займы маленькие – по 70-100 тысяч. Один только шофер Шумилова отважился на более солидный кредит. Построил теплицу, занялся ранними огурцами – и сделал шефу ручкой. Не так-то просто и хозяйству браться за многомиллионный кредит. Но без него, как видно, животноводству продвигаться дальше нелегко.

Меньше народа, больше дохода

В другом хозяйстве – агрофирме с уже непритязательным названием «Родничок» – после реконструкции фермы на центральной усадьбе в деревне Алгазино установили голландское оборудование марки «SAC». Оно рассчитано на беспривязное содержание животных. На дойку их партиями загоняют в специальный бокс, отсюда молоко по трубопроводу также поступает в охладительный танк. Стадо в «Родничке» голов на сто меньше, чем в Сявалкасах, поэтому хватает двух доярок. И зарабатывают они сейчас до 5000 рублей.
«Родничок» уже два года подряд берет кредиты на развитие животноводства. Всего – почти на 10 миллионов рублей. Популярность таких долгосрочных займов в районе растет. По данным первого заместителя главы района С.Павлова, с начала реализации проекта по этому направлению получено 120 миллионов рублей кредитов. В прошлом году таких хозяйств-заемщиков было шесть. В нынешнем еще столько же оформляют договоры. В итоге практически все действующие сельхозпредприятия будут вовлечены в льготное кредитование. (Всего в районе числится три десятка сельхозорганизаций, половина из них – на бумаге.)
Наиболее активный заемщик – ОАО «Вурнарский мясокомбинат», у которого, помимо мясного производства, около 6000 гектаров пахотной земли. На ней комбинат получает корма для собственных же ферм, которые обеспечивают его сырьем.
Однако даже в растениеводческом цехе такого солидного и состоятельного предприятия возникают проблемы с кадрами. Что уж говорить о менее крупных и богатых. В том же СХПК им. К.Маркса, в общем-то, не от избытка опытных животноводов таким вот конкурсным способом комплектовали обновленную ферму. Не только технический прогресс и угроза ВТО, но и перспектива дальнейшего исхода деревенского населения заставляет внедрять экономичные шведско-голландские технологии. Их так и называют – малолюдные.
Словом, в деревнях уже настало время брать не числом, а умением. В республике есть даже фермеры, не опасающиеся заимствовать крупные кредиты. Венера Васильева из Красноармейского района осваивает 15-миллионный кредит на реконструкцию фермы и обновление поголовья. На ферме содержится около трех тысяч свиней и двести коров. От каждой в прошлом году получено в среднем более 5000 килограммов молока. Пример, достойный и уважения, и подражания.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.