Возможны варианты

Еще два месяца назад кризис в нашей республике практически не ощущался. Сейчас его дыхание чувствуется все отчетливее – пошли сокращения на предприятиях, взлетели банковские ставки, упал спрос на жилье, затормозилось строительство. Кое-где уже и зарплату задерживают.
Что в первую очередь вызывает тревогу, как ситуация будет развиваться дальше? Об этом наш корреспондент беседует с министром экономического развития и торговли Чувашии И. Моториным.
– Наша республика стала субъектом не только российской, а и мировой экономики, что, естественно, вызывает гордость, – говорит Иван Борисович. – Но это делает ее и более уязвимой при общемировом кризисе. Не стану вдаваться в его причины, они известны. Одна из главных – невозможность привлекать зарубежные кредитные ресурсы, что активно делалось в последнее десятилетие. Как следствие – резкое ограничение кредитования реального сектора, который развивался в значительной мере на заемные средства. Без постоянного стимулирования потребительского спроса проблематичны и текущая производственная деятельность, и осуществление инвестиционных проектов. По моим данным, общая кредитная задолженность в нашей республике превышает 70 миллиардов рублей. Спрос падает, что на сегодня является основной проблемой для наших предприятий. И падение это происходит по принципу домино. Финансовое недомогание таких гигантов, как «Российские железные дороги», «Газпром», незамедлительно аукнулось нашему тракторному заводу: сократились объемы продаж, соответственно недополучила заводская касса, наметилось сокращение персонала…
– Тем не менее прирост в промышленности пока сохраняется – за десять месяцев на 9,2 процента по сравнению с тем же прошлогодним периодом. Однако это уже на два процента меньше, чем за девять месяцев. Замедление, видимо, ожидается и в оставшееся до конца года время?
– Запас прочности у республики очень приличный – в последние годы динамично развивались все отрасли, повышалась инвестиционная активность (прирост инвестиций пока остается на уровне 20 процентов). Так что итог года будет положительным. На последующий период, как у нас принято, предполагается несколько вариантов – оптимистический, умеренный и пессимистический. По первому можно рассчитывать хотя бы на небольшой прирост, по второму – остаться на уровне начала нынешнего года, а вот по третьему надо готовиться к минусу.
– Как известно, правительство выделило солидные денежные средства на поддержку крупных российских компаний. Есть ли среди них Чебоксарский тракторный завод?
– Первые вспомогательные транши были направлены в банковскую сферу, на поддержку наиболее крупных надежных банков, поскольку в подобных ситуациях именно финансовая система пробивает кризисные «тромбы», после чего можно снова ожидать притока капиталов в реальный сектор. В Чувашии, к сожалению, ни один региональный банк не соответствует требованиям, по которым можно рассчитывать на получение такой поддержки. По данным Национального банка, средства из этой помощи на сегодня в региональные филиалы крупных российских банков пока не поступили. Через такие банки денежные вливания получили и самые значительные субъекты реального сектора, которые являются опорой всей экономики, – та же «Роснефть». То есть компании, условно говоря, первого уровня. Предприятия реального сектора экономики республики ближе к предприятиям второго уровня, и они на сегодня такую финансовую помощь не получили. Хотя необходимость в доступных инвестиционных средствах, конечно, имеется.
– Пока больше говорят о кризисе в промышленности. А вот агропромышленный комплекс вроде бы может даже обернуть его издержки себе во благо. Продовольствие дорожает, успевай только производи и получай прибыль… Хотя некоторые виды продукции, в частности зерно, в республике дешевеют (что, впрочем, не отражается на магазинных ценниках на хлеб). Но ведь и сельскохозяйственные предприятия развиваются в основном на заемные ресурсы, и они для села существенно подорожали. К тому же теперь долгосрочный кредит без визы головных московских банков не получишь. А на носу Год земледельца…
– Действительно, не бывает худа без добра, хотя бесследно и для сельхозпроизводителей кризис, конечно, тоже не пройдет. Но они в более выгодном, чем промышленники, положении – сельскохозяйственный год закончился, продукция получена, и надо только ее выгодно реализовать. Поэтому у сельчан есть время и возможность, по крайней мере, до весны оглядеться и просчитать свои дальнейшие действия. Да, есть проблемы с зерном, цены на которое упали. Но правительство страны намечает как бы обратную зерновую интервенцию, то есть закупку зерна по более высоким, чем на рынке, ценам. Кроме того, как уже сообщалось, Президент республики Николай Васильевич Федоров недавно встречался с руководителями ведущих российских банков, в частности, Россельхозбанка Юрием Трушиным. Он сообщил, что банк продолжит все свои начатые проекты по поддержке аграрного сектора Чувашской Республики. Что касается кредитования сельхозпроизводителей в целом, оно продолжится по прежним льготным схемам, но уже в рамках государственной программы поддержки развития села. Увеличиваются субсидии на приобретение удобрений и других сельскохозяйственных средств производства, соответствующие поправки в бюджет республики внесены на последней сессии Госсовета. Мы все отлично понимаем: никак нельзя допустить, чтобы с таким большим трудом, буквально по крупицам, начавшее восстанавливаться благодаря аграрному нацпроекту сельское хозяйство снова испытало трудности.
– Президент страны высказался также за поддержку торговли – не такая уж это и простая и «наваристая» сфера, как может показаться. Правда, речь идет в первую очередь о крупных торговых сетях. Но в кризисе, говорят, больше уязвимы небольшие местные сети, торгующие продуктами местного производства.
– Полагаю, неправомерно делить крупные и мелкие сети по степени кризисоустойчивости. Почему крупным оказана поддержка? Да потому, что они были такими же крупными заемщиками, как и промышленность. «Пятерочка», «Перекресток» и другие открыли сотни, а то и тысячи своих магазинов по всей стране на кредиты, которые не все оказались способны вернуть. Уже ничего не слышно о некоторых ранее известных сетях…
Мелкие же сети, действительно, нам ближе, через них оказывается поддержка местным товаропроизводителям. И впредь она будет оказываться – на той же встрече Президента с главой Россельхозбанка была обсуждена возможность кредитования сетевых компаний на льготных условиях, если они закупают местную продукцию сельского хозяйства и переработки. Что касается прямой бюджетной поддержки торговли, ее просто не существует. Речь может идти только о субсидировании процентных ставок по кредитам, и такие соискатели уже есть. Не следует забывать также, что торговля в валовом региональном продукте на втором месте. Могу сказать, что наша торговля к началу нового года готова, необходимые запасы товаров имеются, так называемого вымывания отдельных позиций не наблюдается.
– Глава федерального правительства в качестве одной из мер поддержки экономики назвал снижение налога на прибыль на четыре процента. Насколько ощутимо это сгладит финансовое положение предприятий?
– Мы сейчас как раз изучаем возможные результаты налоговых послаблений. Если бы ситуация оставалась на уровне нынешней, наши предприятия могли бы получить дополнительно от них суммарно до нескольких сотен миллионов рублей. А если никакой прибыли у них не будет, то и о позитивном влиянии, естественно, не может быть речи.
– Глава республики уже не раз предупреждал руководителей предприятий о том, чтобы они не прикрывали осложнения с зарплатой и вынужденные отпуска людей кризисом. А такой соблазн есть… Правда, кризис 90-х тут пошел на пользу – какие-то инструменты для пресечения подобной деятельности выработаны, вплоть до дисквалификации руководителя, а то и отдачи под суд. Тем не менее возможны прецеденты?
– Не думаю. Во-первых, и впрямь есть довольно ощутимые наказания за задержки зарплаты, во-вторых, Президент республики поставил задачу перед каждым отраслевым министром буквально по каждому предприятию, организации, что называется, точечно следить за состоянием выплаты зарплаты. Другое дело, когда действительно ее нечем выдавать. Но разница между ситуацией, в частности, 1998-го, и нынешней в том, что за прошедшее время многие научились оптимизировать как персонал, так и свои расходы. Вспомните, сколько людей числилось тогда на крупных заводах – до 10 тысяч, сейчас осталось половина и меньше, то есть нет лишнего персонала. Почти на каждом предприятии изданы приказы о работе в условиях финансового кризиса, проводится оптимизация управленческих расходов. Данные меры призваны стабилизировать ситуацию в области занятости.
– Вселяет оптимизм и то, что сегодняшняя экономика уже не та полуразвалившаяся, десятилетней давности. Создана прочная основа, фундамент…
– Могу разделить ваш оптимизм. За это время валовой региональный продукт у нас вырос более чем вдвое. Есть эффективные собственники, прошла модернизация предприятий. На сегодня главное – восстановить спрос на их продукцию.

Опубликовано: 2 декабря 2008
Тэги:
Без рубрики

2 Ответы

  1. я не верю в то, что кризис можно решить с таким лицом как у автора. Он должен быть небритым и в камуфляже, а этот словно после спа-процедуры. Сразу видно ему любой кризис побоку. Лишь бы зарплату вовремя выплатили.

  2. «…Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.