Отрезанные дорогой

Жители деревень Нимичкасы и Вурманкасы, что возле Алманчино Красноармейского района, а это более 200 в основном пожилых людей, вдруг невзлюбили железнодорожников. Об этом написал в редакцию ветеран труда А. Петров.
Вблизи этих деревень шумит-гудит железнодорожная ветка «Чебоксары – Канаш». За ней находится пахотная земля в более 55 гектаров, принадлежащая СХПК «Гигант». На той же стороне расположено местное кладбище. Исправно действовал полностью оборудованный железнодорожный переезд. Но в 2006 году по решению ОАО «Российские железные дороги» этот переезд, а также три других по соседству разобрали якобы в целях экономии средств.
Опешившим жителям ничего другого не оставалось, как начать писать коллективные письма во все им известные инстанции. Слезно они просили о помощи, мол, «доступ на кладбище стал очень затруднителен. Хоронить покойников очень тяжело, гроб надо нести на руках через железную дорогу более чем на 600 метров, а о доставке и установке памятников речи и вовсе не идет».
«Строили эту железную дорогу наши предки – бабушки и дедушки, матери и отцы – примитивным способом: вручную, применяя лишь лопаты и носилки. Тогда не было ни бульдозеров, ни экскаваторов. Теперь и участок пашни, и строители этой железной дороги, которые покоятся в могилах, оказались в заложниках нынешних чиновников. Где же справедливость, ведь крестьяне в конце 30-х годов прошлого столетия всячески помогали железной дороге, разрешили проложить ветку по их колхозным наделам».
Вот уже третий год подряд в дни Святой Троицы тысячи людей с немощными стариками и малыми детьми с огромным трудом добираются через железную дорогу до могил своих близких и родных, проклиная виновников за это безобразие. «А ведь на сельском кладбище похоронены заслуженные люди, участники войны, ветераны труда, депутаты, орденоносцы, – говорит староста Елена Макарова. – Неужели непонятно, что кладбище – это священное место, его никто не миновал и не минует. Пусть приедут те, кто подписывал запрещающие бумаги, на наш железнодорожный переезд и убедятся, что не на автотрассе он расположен. Проселочная дорога ведет не на игрища, на кладбище, а это – дорога скорби и печали».
Бывший колхозный конюх Валерьян Константинов давно не у дел. Последних лошадей куда-то увезли. На две деревни одна кляча, она-то и выручает. Какой-то цирковой она стала: наловчилась переезжать рельсы немыслимым способом – наискосок. Гробы перевозить ей не доверяют. Разве что тяжеленный памятник. Но так трясет, что, бывало, груз выбрасывало в сторону и разбивало.
Так вот, Константинов спрашивает: «Зачем надо было полностью разбирать переезд, рыть глубокие канавы, забивать железобетонные столбы и убирать противорельсы? Проще было установить шлагбаум с замком, чтобы можно было его открывать для похоронной процессии».
И.о. главы Алманчинского сельского поселения В. Долгов отнекивается: мол, не в курсе, почему закрыли этот переезд. «Думаю, Российские железные дороги должны дать согласие на положительное решение вопроса. Народ готов помочь, – говорит Владимир Витальевич. – Наверное, если Нижний Новгород не разрешит, то будем думать о выделении земли под новое место кладбища. Их в нашем поселении и так уже пять. Скорее всего, судя по многолетней волоките, нам придется выделить землю». Всего месяц он в кресле главы, перешел с должности директора школы. Попросили взвалить этот тяжелый груз после того, как прежняя глава поселения написала заявление по собственному желанию.
Случались ли на переезде аварии? Или кто-то под поезд попадал? В. Константинов божится, все годы спокойно жили, уважали законы железнодорожников. И даже скотина научена правилам перехода.
«У меня есть переписка с дирекцией Канашского узла, – замечает А. Петров. – В них приводят данные ДТП и аварийности на переездах по республике. Конечно, всякое бывает. Но происходят ЧП на пересечениях с дорогами, а не на этом проселочном тупике, где нет интенсивного движения транспорта. Кстати, как-то уходят инстанции от ответа по проблеме заброшенной пашни. 55 гектаров «прогуляли» три года».
Вскоре у переезда излить корреспонденту «Советской Чувашии» свою боль и возмущение собралось человек 15. Они просили обратить внимание, что автоматика и световая сигнализация в полном порядке. Есть и предупреждающие знаки. Местная власть в лице В. Долгова как-то уныло отвечает: «Самое первое – получить разрешение на открытие переезда. Потом подготовить проект реконструкции. Наверное, мы сами включимся и поможем отремонтировать насыпь».
Крепыш Толя, сын бывшего конюха, вздыхает. Как поверишь обещаниям, если в деревне закрыли магазин, клуб растащили по досочкам, украли новый таксофон. А памятник погибшим односельчанам высится на фоне развалин.

Между тем

Начальник Канашской дистанции пути Э. Семенов еще 13 марта 2006 года поставил в известность главу сельской администрации, что «железнодорожный переезд 70 км направления Чебоксары — Канаш временно закрыт как не отвечающий требованиям безопасности движения поездов… Открытие временно закрытого железнодорожного переезда выполняется после письменного уведомления начальника дистанции пути о принятии мер и комиссионного обследования…»

Опубликовано: 17 октября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.