На что жалуемся?

Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования – своеобразный пилотный проект для отечественного здравоохранения, по модели которого планируется «устроить» все лечебницы страны. В центре абсолютно бесплатно оказывают высокотехнологичную дорогостоящую медицинскую помощь, лист ожидания на операции прозрачный. Чтобы лечь в больницу, не нужны связи или деньги, достаточно иметь показания к лечению и направление, а получить консультацию нередко можно и без направления. За два с лишним года от пациентов не было ни одной жалобы на сотрудников клиники. С главным врачом центра Николаем Николаевым, который также является еще и советником Президента республики, встретился корреспондент «СЧ», чтобы поговорить о ситуации в медицине.

3-21– О поборах и вымогательстве врачей сейчас не говорит только ленивый. Доходит до того, что люди боятся идти в больницу, потому что у них нет денег заплатить за обследование или лечение, и очень удивляются, когда выясняется обратное.
– Это действительно ужасно. В 90-е годы, когда медицину бросили на произвол судьбы, месяцами не платили зарплату, врачи нашли лазейку, чтобы выжить. К сожалению, эта практика не изжита полностью, но, как мне кажется, все-таки случаев вымогательства стало гораздо меньше. Конечно, зарплаты у медиков низкие, но ситуация все-таки не катастрофичная, осуществляются доплаты медицин­ским работникам первичного звена, узким специалистам в рамках модернизации здравоохранения. Налажен контроль качества помощи, что тоже влияет на уровень ее оказания. Пройдет еще лет десять, и это станет эпизодом не очень приятным, но эпизодом нашей истории.
– Люди очень часто жалуются даже не на качество лечения, а на то, что не получают от врачей толковых объяснений. И нередко просто не понимают назначений доктора: почему таблетки надо пить по часам или что делать, если назначенный препарат не помогает?
– Разговаривать с больными необходимо, иногда достаточно десяти минут, чтобы переломить отношение человека к ходу лечения, и тот быстрее пойдет на поправку. Наши врачи разговаривают с пациентами, хотя у них тоже не очень много времени. Но они прекрасно понимают: то, как пройдет операция, сбудутся ожидания пациента или нет, во многом зависит от его настроя.
Недавно я разговаривал с больным из Пензы. Он отставной военный, очень переживал, нужно ему оперироваться или нет: операция очень непростая. Мы с лечащим врачом пришли к нему, поговорили, рассказали ему, как он себя будет чувствовать после операции в первые сутки, через два дня, через неделю. Как будет восстанавливаться, какие болевые ощущения будет испытывать. В результате после операции прошло две недели, он счастлив, потому что боли ушли, и понимает, что через месяц оставит костыли и заживет полноценно. А его информированность, по его же признанию, помогла ему отнестись к послеоперационному периоду более адекватно.
Конечно, чаще с пациентами контактируют медсестры: процедурная, перевязочная, массажистка, инструктор лечебной физкультуры, медсестра физиотерапии. Все они должны сделать массу процедур, чтобы быстрее восстановить больного. В общем-то, это во всем мире так устроено. Наркоз в Швеции дают не врачи, а медсестры, просто у них образование иное, они обучены этому. И мы к этому придем. На одного врача будет четыре медсестры. Европейский стандарт должен выдерживаться, иначе мы не сможем пациента максимально быстро поднять на ноги. РосМедСист предлагает купить массажный стол складной дешево на сайте mstol.ru. Цена от 8600 рублей, отличные отзывы.
– Но тогда возникает вопрос, а пациенту это надо? Ведь случается, люди жалуются, что как только им стало легче, их «выкидывают» из больницы, а вот в советское время они лежали там три-четыре недели, а то и больше.
– Это очень сложный вопрос. Пока люди не будут чувствовать необходимость быть здоровыми, пока они не будут ощущать, что болезнь – это потеря их собственных денег, разговаривать на одном языке с ними будет трудно. Ведь тот, кто востребован, занимается любимым делом, как правило, ждет не дождется, чтобы вырваться из больницы и вернуться к своей обычной жизни. Сейчас очень важно развивать сеть реабилитационных коек, когда интенсивно пролеченный пациент сможет восстановить свое здоровье в комфортных для него условиях. Особенно это касается пожилых людей с букетом заболеваний. Бабушки-дедушки – это святое, и восстанавливать их здоровье – это наш долг.
– Сейчас, когда наблюдается дефицит медицинских кадров, довольно остро встал вопрос о подготовке студентов. По закону без согласия пациента его не имеют права показывать студентам или интернам. Как готовить будущих медиков, ведь далеко не каждый хочет быть учебным пособием. Некоторые отказаться стесняются, а потом жалуются, что их как подопытных кроликов показывают студентам.
– Всегда у пациента должны были спрашивать согласия, чтобы их осмотрели студенты или практиканты, закон ничего нового не внес. Дело в зрелости общества. Почему в европейских странах больше доноров? Почему там чаще люди пишут завещание на свои органы, разрешая их пересадку, и не считают это зазорным или кощунственным? Наверное, сказывается еще и то, что сейчас авторитет врача понизился. Если раньше врач заходил в палату и говорил, что с ним студенты, будущие доктора, то никому в голову не приходило возражать, потому что врача уважали, ему верили. Нужно поднимать престиж профессии, и тогда все будут понимать, что сегодняшний студент завтра станет врачом и будет лечить людей.