РАЗБЕРЕДИЛА ДУШУ ПОХОРОНКА…

Недавно, накануне 70­летия начала войны, перебирая свой архив, увидел похоронку на моего отца Михаила Михайловича. Это было извещение на имя военкома Чувашии, поступившее в конце января 1945 года от начальника госпиталя, где отец умер от ран 15 декабря 1944 года.

Сразу, конечно, нахлынули воспоминания. Помню, как провожал отца на фронт. Посадили новобранцев на «полуторку» и повезли. Бежал я за ней, пока грузовик не скрылся из вида. С тех пор отца больше не видел…

Остались мы у мамы, Клавдии Григорьевны, вдвоем с братом. Грели письма от отца, в которых он сообщал о своих перемещениях. Сначала, окончив курсы танкистов, воевал на Каспии, защищая бакинскую нефть. В 1944 году с войсками ступил на земли Восточной Европы. Здесь он неожиданно становится гвардии казаком – так именовались бойцы взвода фронтовой разведки, заместителем командира которого был мой отец. В декабре того года в бою на территории Венгрии попал под шквальный минометный огонь, из­под которого его вынесли товарищи. Но раны были такие, что спасти отца не удалось.

Похоронен был отец на братском кладбище возле города Балашадьяриар. Многие десятилетия мне не давал покоя сыновний долг поклониться праху отца. В конце 80­х годов дочь с зятем, побывавшие в турпоездке в Венгрии, пытались найти это захоронение, но безуспешно. И лишь в 2001 году мой сын, внук воина, разыскал могилу с помощью одной русской женщины, проживавшей там.

А мне вот, видимо, уже так и не удастся побывать на могиле отца – годы ушли. И горько иногда становится от этого…

А. СКРИПИЛИН,

заслуженный учитель Чувашской Республики, с. Порецкое.

Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.