ПРАСОЛ ПОДСЧИТЫВАЕТ БАРЫШИ

bazarОбильны нынче мясные прилавки на рынках. В развалах говядины и свинины – от вырезки до рагу. Разными путями пришло сие благолепие к потребителю. Мясо выращивается как в сельхозпредприятиях, так и на личных подворьях. Но продавцов от СХПК либо крестьян-частников за мясными прилавками, как известно, не увидишь. Здесь господствует в основном перекупщик, в старину на Руси называвшийся прасолом. Он-то и является сегодня одной из «центровых» фигур на мясном рынке. По данным некоторых авторитетных мясопереработчиков, через перекупщиков проходит почти треть всего свинопоголовья республики, реализуемого на мясо.

Потребителю, конечно, все равно, кто доставил продукт на рынок, лишь бы подешевле. Но к каналу перекупщиков по-прежнему имеются вопросы, прежде всего, о его цивилизованности.

СЛАГАЕМЫЕ МЯСНОЙ ФОРМУЛЫ

Прикинувшись жителем пригородного района, я попытался «пробиться» на чебоксарские рынки, чтобы продать «пару свиней». В администрации рынка «Шупашкар» ответили, что все места в мясном ряду, к сожалению, уже в аренде у оптовиков, сиречь у наших прасолов. Простому колхознику привезти в выходные и расторговаться свежениной, к сожалению, не получится. «Можем подыскать местечко тоже в аренду, но не менее чем на десять дней, – вкрадчиво сказала дама из администрации. – Сколько будет стоить? Тысяч пять рублей». То есть примерно половина выручки от продажи свиньи убойным весом килограммов на 70, если продавать в среднем по 160 рублей.

На ярмарке «Северная» тоже ответили, что «под мясо мест нет, если только уже торгующим продавцам (в итоге – тоже прасолам) на реализацию сдадите». На Центральный рынок я и звонить не стал…

Тема недоступности сельхозпроизводителя на наиболее ходовые городские рынки далеко не новая, не раз поднимавшаяся и журналистами, и чиновным людом. Но дальше организации сезонных ярмарок в отведенных местах дело не пошло. Да и то только для торговли овощами. Мясо же стало в этом плане товаром серьезным, если не сказать, полукриминальным. Поскольку рентабельность, на известном языке «навар», который во времена прасолов именовался барышом, здесь не укладывается ни в какие экономические каноны.

Средний уровень этого показателя в хозяйствах, выращивающих свиней, едва превышает 10 процентов. А на перекупке, по данным того же известного мясопереработчика, не менее 30 процентов только на одной этой операции. При закупочной цене 70 рублей чистый выход мяса составит на 100–110 рублей. Но многие перекупщики, как правило, сами держат места на рынке и получают еще солидную торговую надбавку. Свинина с костью, по данным КУП «Агро­Инновации» на 30 июня, стоит в среднем 190 рублей за кило, вырезка – 265 рублей. Говяжья – все 318. (Цены, впрочем, всем нам хорошо известны.) В итоге рентабельность при закупочной цене даже 80 рублей составит уже не 10, как у производителя, и даже не 30 процентов, а намного больше. Между тем цена закупки свинины второй категории, по данным «Агро­Инновации» на ту же дату, едва выше 62 рублей, а четвертой – и вовсе 52 рубля. (Хотя наш эксперт уверяет, что таких цен сейчас нет.)

Журналист пытался разговорить нескольких перекупщиков, предложенных «по наводке» одного персонажа на этом рынке, однако ни один не согласился поделиться своими выкладками. Хотя наверняка после публикации найдутся такие, кто не согласится с нашими расчетами, мол, нет у них таких баснословных барышей. Приглашаем высказаться, пусть задним числом.

В последнее время в аграрном сообществе активно обсуждается так называемая молочная формула. То есть соотношение цен на продукцию в цепочке производитель – переработчик – торговля. Справедливым признано, когда производитель имеет не менее 50 процентов в конечной стоимости пакета молока. Так, собственно, и было зимой, правда, летом закупочные цены резко упали.

В мясной формуле, как видно, производитель имеет часто менее половины от конечной цены реализации, если речь идет о торговле чистым мясом. Перерабатывающее звено здесь представлено элементарными освежеванием и разделкой туши. А тут затрат больших нет, но перекупщики стремятся их и вовсе свести к нулю. Как?

БОЙНЯ У ЭЛЕКТРООПОРЫ

Малоцивилизованный бизнес приносит немалые доходы. И чем ниже тут культура, тем выше доход, поскольку не надо тратиться, скажем, на забой животных на специальных убойных площадках. Можно целую, только что закупленную у крестьян партию бычков или свиней забить сразу за деревенской околицей, в лесопосадке, что нередко, по данным специалистов Россельхознадзора по Чувашии, и делается. Прямо как в каменном веке: где убили мамонта, там же и разделали…

В последнее время, правда, таких диковатых фактов стало меньше – республиканская Госветслужба не дремлет. Но ведь у каждого оврага специалиста не поставишь. Года полтора назад, по данным Россельхознадзора, один прасол устроил бойню прямо у опоры электролинии в Ядринском районе. Опору он использовал в качестве балки для подвешивания говяжьих туш, которые только что закупил у СХПК «Родина». Причем без оформления необходимых документов. Прасол отделался смехотворным штрафом в 1 тысячу рублей, зато руководителям хозяйства самодеятельность обошлась в 10 тысяч.

В республике, по данным Госветслужбы, насчитывается порядка 180 хозяйств, в том числе фермерских и индивидуальных предпринимателей, занимающихся свиноводством. И лишь 6 могут забивать у себя. Вообще же поставлена задача – на территории каждого поселения оборудовать убойные площадки. Эта цель пока не достигнута. Довелось пообщаться на данную тему с рядом глав местных поселений, и редкий похвастался такой площадкой. В Акулевском поселении Чебоксарского района очень активно занимаются свиноводством, в иных дворах держат до десятка хрюшек. Забивают в основном на подворьях, где купили живность. Но, по словам главы, есть и место для этого, правда, специально не оборудованное. Кто­то первый забил, так и повелось…

В администрациях других поселений говорят, что некоторые закупщики пытаются устроить импровизированные убойные площадки, но их вовремя пресекают. Тогда они под видом забоя у одного сельчанина на его подворье забивают весь закупаемый в деревне скот. А ведь забой даже одной свиньи – это строго регламентированный ветеринарно­санитарный акт с приглашением ветеринарного специалиста. Однако, по словам некоторых глав, обычно обходятся без него. С забитыми и освежеванными тушами перекупщик заедет на ветстанцию, поставит клеймо – и прямиком на рынок, где уже все свои.

Повторимся: для покупателей внешний мясной достаток только во благо. Но ведь хочется, чтобы мясо было не сомнительного качества, к чему ведут такие вот «схемы» забоя. И без того в последние годы, скажем, свинина, продаваемая на чебоксарских рынках, нередко не такая, как прежде: безвкусная, режется с трудом. Говорят, применяемые при откорме добавки сказываются… Зато мясо, продаваемое самими крестьянами на местных небольших рынках, гораздо вкусней и натуральней. Наверное, потому, что кормят по­прежнему картошкой и зернофуражом…

E­mail: v.n.ivanov@list.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.