На пороге серьезных перемен

Медицина волнует каждого из нас по той простой причине, что абсолютно здоровых людей не бывает. О том, что делается сейчас в здравоохранении, от каких недугов, кроме очередей, удастся избавиться при его модернизации, наш корреспондент беседует с министром здравоохранения В. МУЛЛИНОЙ.

– Венера Петровна, очереди в поликлиниках, наверное, не самая большая беда медицины, но зато самая раздражающая. Удалось выяснить, почему они возникают?
– Тут много причин, и решать эту проблему нужно комплексно. У нас нет стопроцентной укомплектованности врачами первичного звена, врачами общей практики. Не всегда правильно организована их работа. Врачи общей практики, чтобы обеспечить своих пациентов хотя бы первичным приемом, перестали выполнять те манипуляции, которые обязаны выполнять. Они должны смотреть глазное дно, проверять неврологический статус пациента, проводить отоларингологический осмотр, но вместо этого отправляют больных к узким специалистам, которых тоже не хватает.
Усугубляет проблему то, что у врачей общей практики зачастую нет помощников – медсестер. На одного врача должно приходиться три помощника, чтобы они могли взять на себя доврачебный осмотр: сделать ЭКГ, измерить давление, заполнить талоны учета, чтобы врач на это не отвлекался.
Третье – мы завалили врачей всевозможными формами учета, отчетами, и ему голову некогда поднять, чтобы посмотреть на пациента.
– Владимир Путин на недавнем форуме медиков просил разобраться с бумажками, которые «врачи пишут для прокурора». Что будет сделано?
– Каждый врач должен быть обеспечен компьютером, мы это практически сделали. Но не довели еще процесс до логического конца, не свели все компьютеры в одну сеть, когда врач из своего кабинета сможет соединиться с лабораторией, регистратурой, кабинетом функциональной диагностики, со специалистами, выйти в Интернет, чтобы записать пациента к узкому специалисту своей поликлиники или республиканского уровня. Это вообще-то должен делать сам доктор, если направляет пациента на дообследование. До сих пор врачу, когда у него нет медсестры, приходится самому подклеивать анализы в бумажном варианте в карточку больного или выписывать направление к узким специалистам. На это тоже уходит время, которое можно было уделить общению с больным. Когда цепочка замкнется, врач сможет все свое внимание уделить пациенту. И в этом случае число больных, которые будут уходить из поликлиники удовлетворенными, увеличится.
– А есть ли средства на помощников врача общей практики?
– Средства нужно предусмотреть в бюджетах муниципалитетов. Дело в том, что во многих районах отошли от оказания первичной медицинской помощи, стали открывать ставки врачей-специалистов. Но первоначально надо укомплектовать поликлиники именно врачами общей практики, тогда и помощь узких специалистов будет нужна реже. Восемьдесят процентов людей начинают свое лечение в поликлинике и заканчивают его там же.
Что происходит сегодня? Врачу некогда заниматься профилактической работой, хотя по нормативам сорок процентов времени он должен уделять именно ей. Сейчас ему надо принять пациентов с острым заболеванием, тех, кто находится на больничном, сходить по вызовам на дом, а еще принять пациентов с соседнего участка. Потому что там врач заболел или находится в отпуске, или этот участок просто не укомплектован. Тут и врачу не позавидуешь, и пациенты жалуются на очереди.
Поэтому мы проводим работу с руководителями лечебных учреждений, чтобы они полностью укомплектовывали штаты участковых терапевтов и врачей общей практики, участковых педиатров и медицинских сестер. Вот тогда, мы надеемся, врачи смогут заняться профилактикой. Именно профилактика заболеваний, которая влияет на продолжительность и качество жизни большинства людей, стоит во главе угла модернизации здравоохранения.
– Почему люди едут на консультацию в республиканские клиники? Всегда ли в этом есть необходимость?
– Когда в районных поликлиниках нет специалистов, скажем, для работы на ультразвуковом оборудовании, человек вынужден приезжать в Чебоксары, чтобы пройти обследование. И, к сожалению, иногда на платной основе. Причем, когда разбираешься, почему пациент платил за диагностическую манипуляцию, выясняется, что ему просто не хочется ждать два месяца. Нередко никакой спешки для проведения исследований нет, их вполне можно сделать и через два месяца, но факт остается фактом. Надо все-таки доверять врачам, они знают, в каких случаях нужно экстренно обследоваться, а в каких и подождать можно. Экстренность должна быть оправданной.
– Кстати, платные исследования можно пройти и в своей районной больнице, но многие предпочитают это делать в Чебоксарах, считают, что дешевле. Кто устанавливает цены и следит за ними?
– Цены устанавливаются учредителем больницы, то есть администрацией района или города для муниципальных учреждений или Минздравом для республиканских клиник. Здесь нет каких-то норм, поэтому цены могут отличаться в разных районах. С этого года мы все диагностические и лечебные манипуляции, которые входят в госгарантии, должны оказывать бесплатно. И любая больница, где пациент прошел диагностическое исследование, может выставить счет за него в Фонд обязательного медицинского страхования, и он будет оплачен. Но решать, нужно делать УЗИ или томографию или нет, должен все-таки врач, а не пациент. К сожалению, бывает, что пациенты сами себе назначают лечение, сами выбирают лекарства, а потом удивляются, что они не помогают, а болезнь оказалась запущенной.
В самолечении сейчас нет нужды, доступность медицинской помощи у нас высокая: в каждой районной больнице имеются графики выезда специалистов в офисы врачей общей практики. В республике их почти 600, и в каждом существует прием гинеколога, невролога, кардиолога, хирурга. А выезжать в районную или республиканскую больницы пациентам нужно будет только для более углубленного обследования по направлению врачей.
Главное для нас – выявлять заболевания на ранних стадиях, когда лечение не требует значительных сил и финансирования. Для этого в республике проводится диспансеризация работающего населения, детей – опять-таки в рамках диспансеризации – обследуем в детских садах, школах. Пожилых людей охватываем скрининговыми обследованиями, так что нельзя сказать, что у нас люди остаются без врачебного пригляда. Каждый житель республики обратился в прошлом году к врачам 1,3 раза. В стране этот показатель на 20% ниже.
– Как предполагается обеспечить районные больницы узкими специалистами? Главные врачи жалуются, что к ним не идут работать молодые доктора.
– Мы планируем обучать в интернатуре на бюджетной основе выпускников медицинского факультета по тем специальностям, которые необходимы в муниципальных больницах. Скажем, сейчас нужно подготовить 20 реаниматологов-анестезиологов. Их и будем обучать, а эндокринологов у нас достаточно, поэтому набора на бюджетной основе в интернатуру не будет. Будем заключать договор со специалистом: мы ему оплачиваем учебу, а он едет работать в тот район, где нужны его знания. Нам сейчас не хватает хирургов, онкологов, отоларингологов, офтальмологов, так что студентам медицинского факультета есть где приложить силы. Ну и потом, глава администрации района вместе с главным врачом могут установить повышенную заработную плату нужному специалисту. Например, вместо 6 тысяч установить ее в 10 тысяч. Предоставить жилье из муниципального жилищного фонда, разработать собственную программу закрепления медицинских работников на селе.
– Хотя у нас маленькая республика, все вроде бы рядом, но ездить больному человеку из деревни в больницу довольно сложно. Как-то планируется облегчить жизнь пациентам?
– В республике в рамках модернизации здравоохранения будет создано 15 межтерриториальных специализированных центров по тем профилям, которые наиболее востребованы. Это кардиологический, акушерско-гинекологический, педиатрический, травматологический и онкологический профили. Мы рассчитали маршруты таким образом, чтобы из любой точки любого района человек мог за сорок минут добраться до такого центра и получить специализированную помощь.
Изменится и оказание помощи лежачим больным после травм, инсультов, при каких-то осложненных заболеваниях. Создаются мультидисциплинарные бригады, которые станут выезжать к таким пациентам на дом для консультации и реабилитации. Эти бригады состоят из неврологов, кардиологов, терапевтов, массажистов, логопедов, психологов. А что касается каких-то других узких специалистов, то участковый терапевт сможет организовать выездную консультацию такому пациенту на дому. Все это будет оплачиваться из Фонда обязательного медицинского страхования.
– Чувашия в числе первых пяти регионов подала заявку на получение транша на модернизацию. Деньги уже получены, они осваиваются. А не будет ли нам за то, что мы такие хорошие, какого-нибудь бонуса?
– Владимир Владимирович Путин пообещал, что те регионы, которые освоят деньги, выделенные на модернизацию, вовремя, смогут рассчитывать на премию. Для этого в федеральном бюджете зарезервированы средства. И, конечно, хотелось бы оказаться в числе их получателей.
Нас ждут серьезные изменения. Сейчас начал работать новый закон об обязательном медицинском страховании, согласно которому пациент имеет право выбора больницы, врача, страховой компании. На подходе новый закон об охране здоровья граждан. В нем прописаны обязанности не только медиков, но и пациентов. Следом будут еще два закона: один – о профессиональной ответственности медицинского работника и второй – о защите прав пациента. Партнерские отношения между врачом и пациентом будут устанавливаться этим законом.
И обнадеживает то, что в стране на самом высоком уровне есть политическая воля повысить медикам зарплату, а медицинскую помощь сделать доступной и бесплатной для пациентов.

Опубликовано: 22 апреля 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.