Реформа не для проформы

РАО «ЕЭС России» – открытая компания» – под этим лозунгом проходили ежегодные конференции, на которых руководство энергохолдинга рассказывало представителям прессы о ходе преобразований во вверенной отрасли. И вот последняя такая встреча – меньше чем через месяц, 1 июля, компания прекратит свое существование как юридическое лицо. Самое время подвести итоги десятилетию реформ в электроэнергетике и попытаться заглянуть в будущее.

Разделить и собрать снова

«Мы немного поспорили, не назвать ли на этот раз нашу конференцию «РАО «ЕЭС России» – закрытая компания», – пошутил Анатолий Чубайс. Но дальше речь пошла о вещах серьезных. «Начинали мы со структуры РАО ЕЭС, по сути дела унаследованной от Министерства энергетики СССР, – продолжил глава компании. – Главным элементом этой структуры были 73 региональные энергокомпании – АО-энерго. Они включали в себя генерацию, сети, диспетчирование и сбыт, то есть были полностью вертикально интегрированными». Но такая интеграция обладала, по словам А. Чубайса, «одним крайне коварным и неотъемлемым свойством» – полным отсутствием возможностей для конкуренции. Поэтому ключевым элементом реформы стало разделение АО-энерго на составные части. Генерирующие мощности вошли в оптовые и территориальные генерирующие компании (ОГК и ТГК), магистральные и распределительные сети – соответственно в Федеральную сетевую (ФСК) и Межрегиональные распредсетевые компании (МРСК). Все диспетчерские управления и в центре, и на местах собраны в одну компанию, которая называется «Системный оператор». Сбытовые подразделения бывших АО-энерго вошли в сбытовые компании.
Результатом всех этих преобразований стала новая структура электроэнергетики, в которой монопольные секторы отделены от конкурентных. В монопольной части преобладает госсобственность, в конкурентной – частная собственность.

Сопротивление пошло на пользу

Разумеется, реформа проходила не без проблем. Чего стоит один перечень ее противников, который А. Чубайс привел «в порядке мемуаров» – почти все энергетики, большинство губернаторов, некоторые крупные олигархи, заинтересованные в получении электроэнергии по льготным ценам. Среди оппонентов были и многие чиновники правительства, вплоть до министров, сотрудники Администрации Президента, большинство сената и Госдумы. Но реформа начала работать и доказала, что результаты, задуманные изначально, реализуются. К этому моменту «абсолютное большинство оппонентов оказалось способно согласиться с тем, что предложенная конструкция разумна и дееспособна. С другой стороны, для нас самих оказалось полезным вот это масштабное сопротивление. Мы должны были сверять свои предложения с имеющейся критикой и во многих случаях убеждаться в своих ошибках. Во многих замечаниях был содержательный здравый смысл, который заставил нас изменить некоторые из первоначальных планов».

Цену диктует рынок

Едва ли не самой трудной задачей было построить целую систему рынков, сердцевина которой – запущенный в сентябре 2006 года конкурентный оптовый рынок. Он и сам по себе устроен непросто, состоит из двух ценовых зон, каждая со своими особенностями (первая – Европа и Урал, вторая – Сибирь), помимо которых существуют так называемые неценовые зоны и регионы, не включенные в неценовые зоны. Но кроме оптового есть связанные с ним балансирующий рынок, рынок системных услуг, розничные и другие рынки. Как работает вся эта невероятно сложная система, можно было увидеть на слайдах – цена на электричество колеблется в зависимости от времени года, дня недели и даже времени суток. «Как видите, нынешняя зима прошла с очевидным зимним всплеском цен, а предыдущая без ценового всплеска. Почему? – задал вопрос А. Чубайс и сам же на него ответил: – Потому что та зима была необычно теплой. И рынок сказал: нет зимы, не будет и повышенного спроса, а значит, и высокой цены на вашу продукцию».
Сверхзадачей реформы было привлечение в отрасль масштабных инвестиций. Она тоже успешно выполняется – если в 2005 году объем капиталовложений составлял около 118 млрд. рублей, то в нынешнем уже 815 млрд. В тех же пропорциях растут вводы генерирующих мощностей – 1900 МВт в прошлом году, планы на текущий год – 2200 МВт, а на 2011 – уже 13700 МВт.

Угрозы мнимые и реальные

На этом глава РАО «ЕЭС России» закончил «триумфальную» часть доклада и перешел к проблемам и рискам, объективно возникающим по завершении периода реформ. Некоторые из них давно активно обсуждаются бизнес-сообществом, а другие, хоть и не столь очевидны, но не менее остры.
На сегодня доля свободного рынка – всего 25%, выйти на показатель в 100% планируется только через полтора года. А вдруг правительство передумает и не станет доводить дело до конца, опасаются инвесторы. Чубайс не считает их страхи обоснованными – пока нет никаких признаков «смены курса», кроме того, права инвесторов юридически защищены. Еще одна популярная «страшилка» связана с приходом в электроэнергетику Газпрома – одна монополия, мол, уходит, но на ее место приходит другая. Однако Газпром, даже если объединится с СУЭК, нигде не будет занимать львиную долю рынка. Максимум – около 42% генерирующих мощностей на северо-западе страны, но в этом случае антимонопольное ведомство может потребовать продажи «лишних» станций. Серьезнее выглядит угроза манипулирования ценами на голубое топливо для «своих» и «чужих» станций со стороны того же Газпрома. Это действительно может исказить рынок. Но обнаружить такие «игры» будет довольно легко.
Много говорят о возможной потере управляемости отраслью после закрытия РАО ЕЭС. Глава компании считает эту угрозу надуманной – управленческие функции возьмут на себя Министерство энергетики и Совет рынка. Высказываются сомнения и в том, что масштабные инвестпрограммы будут выполнены. Но те собственники, которые не введут мощности в запланированные сроки, «попадут» на очень серьезные штрафы. А существующий на сегодня задел в реальном осуществлении строительных программ свидетельствует о том, что никто таких штрафов платить не хочет.
Гораздо реальнее другая угроза, о которой пока говорят мало. Отечественные производители быстро отреагировали на резко возросший спрос и повысили цены на свой товар. Замена его импортным ничего не даст, потому что энергетическое оборудование в последние годы дорожает во всем мире. Плюс ко всему – мировой экономический кризис, который увеличивает стоимость кредитов. Минимизировать этот риск, по мнению А. Чубайса, поможет сам рынок, который справедливо распределит затраты между поставщиком и потребителем. Главное, чтобы правительство не пошло на поводу у отечественных лоббистов и не ввело пошлины на импортное энергетическое оборудование. Это было бы серьезной ошибкой, результаты которой можно предсказать заранее – заметный рост цены киловатта вводимой мощности, а затем и киловатт-часа.

Сколько стоит «присоединиться»?

Журналисты не упустили возможности задать интересующие их вопросы. Как согласуется с логикой реформы тот факт, что КЭС-холдинг, куда входят и наши чувашские ТЭЦ, монополизировал рынок теплоснабжения в шестнадцати регионах Поволжья и Урала? Я бы не ставил задачу бороться с монополизмом в теплоснабжении, ответил А. Чубайс. Конкуренция здесь невозможна по технологическим причинам. С другой стороны, себестоимость тепла, вырабатываемого на ТЭЦ, гораздо ниже, чем в маленькой коммунальной котельной. И только большая компания может позволить себе потратиться на сооружение новой теплотрассы. Поэтому актуальнее наладить контроль за обоснованностью тарифов такой вот «тепловой» монополии.
Что будет с пресловутой платой за техприсоединение, которая мешает развиваться малому бизнесу, электрифицировать новые дома? Это временная мера, ответил глава РАО ЕЭС, она введена до января 2011 года. Так получилось, что распределительные сети просто не имеют иного источника для развития. Сейчас вырабатывается целый набор решений, призванный уменьшить ее негативные последствия. Речь идет о том, чтобы свести к минимуму плату за присоединение для частных лиц и малого бизнеса и сделать как можно прозрачнее саму процедуру его оформления.
Не претендует ли ГидроОГК на лавры новой РАО ЕЭС? Она уже покупает сбытовые организации, в том числе нашу Чувашскую энергосбытовую компанию. Стоит приобрести сети, и перед нами вертикально интегрированная компания. В этом нет ничего страшного, пусть учатся торговать, считает глава энергохолдинга. Ведь и генерация, и сбыт относятся к конкурентному сектору. Другое дело, если генерирующие компании начнут покупать сетевиков – это уже станет нарушением фундаментальных ценностей реформы. «Если такие попытки будут иметь место в будущем, давайте их блокировать вместе – вы как профессиональные журналисты, а я как пенсионер», – закончил А. Чубайс…

Опубликовано: 10 июня 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.