Их стреляли по темницам

Готовясь к перезахоронению останков отца, 73 года пролежавших в погребальной яме во дворе бывшего райотдела Алатырского НКВД, 87-летняя Мария Ильинична Максимова из села Климово Ибресинского района неустанно благодарит Бога и вспоминает последние встречи с родителем…Через годы
«Принеси что-нибудь поесть и чистую рубашку…» – попросил в субботу, 17 сентября 1937 года, Илья Евграфов 14-летнюю дочь через тюремное окно. А когда в понедельник Мария, студентка медицинской школы, пришла к воротам тюрьмы, ей прокричали: «Нет твоего отца, увезли вчера…» Куда? Этот вопрос семью мучил долгие годы. На запрос, что стало с отцом, власти всегда отвечали: Илья Евграфов умер в 1941-м в исправительном лагере, место захоронения неизвестно.
И только в прошлом году, когда Мария Ильинична прочитала в нашей газете, что в Алатыре найдены останки расстрелянных в сентябре 1937-го, у нее екнуло сердце: отец там… Узнав же, что эксперты Нижегородского экспертно-криминалистического центра установили останки священномученика Илии, расстрелянного вместе с Евграфовым, поплакалась сыну: неплохо бы и деда найти…
«Не смог я отказать матери и не воспользоваться этой возможностью, – говорит Анатолий Максимов, не раскрывая всех перипетий происшедшего. – Останки деда, бывшего матроса Российского императорского флота, выявлены. На днях их похороним рядом с бабушкой. Экспертиза не была бы возможна без помощи МВД республики, спасибо, что пошли навстречу. Будет теперь внукам и правнукам что рассказывать в дни поминовений: их прадед был достойным гражданином своей страны».
Бывший царский служащий
Илья Евграфов, пожалуй, был одним из самых грамотных крестьян села Климово. В 1909–1918 гг. сын церковного старосты служил на Балтийском флоте. Матрос, водолаз, затем и боцман на канонерской лодке «Храбрый» побывал во многих странах, вместе с другими сослуживцами в годы Первой мировой войны принимал участие в сражениях с немецкой эскадрой. Свидетельство тому – Георгиевская медаль, врученная чувашскому парню в декабре 1915 года. Архивная справка о том, как и матросская форма деда, – теперь семейная реликвия Максимовых.
Еще в 1918-м односельчане избрали Евграфова председателем сельского Совета. Но «бывший царский служащий» новой власти оказался неугоден, и его вскоре убрали с должности. Тогда Илья Евграфович стал трудиться на благо своей семьи. Работал день и ночь, да попал под определение «кулак» – в 1931-м его осудили как единоличника и отправили на лесоразработки в Шумерлинскую трудовую колонию.
«Приходил домой помыться и взять продуктов, – сквозь слезы вспоминает дочь, – грязный, исхудавший, тело в нарывах… Но на судьбу не роптал, говорил, что придет время и справедливость восторжествует». Но наступил 1937-й, и из Алатырской тюрьмы матрос не выбрался…
Невозможно об этом молчать
«Время такое было, – отмечает секретарь Комиссии по канонизации святых Чебоксарско-Чувашской епархии, иеродиакон Иосиф (Ключников), – в жернова репрессивной машины в первую очередь попадали люди достойные. Был даже план на каждый регион, и кого-то нужно было обвинить в «плохом» отношении к советской власти – находили его у тех, кто занимал какую-нибудь должность в царское время, у крестьян-единоличников, не пожелавших вступить в колхоз. А уж служители религиозного культа и вовсе становились главными врагами советского народа». Примечательна в этом отношении судьба уроженца деревни Старое Ахпердино Батыревского района Иосифа Андреевича Кудрявцева. Выпускник Симбирской чувашской школы И. Яковлева принял сан священника, долгое время служил в селе Бюрганы и городе Буинске в Татарстане. В 1929 году его арестовали за то, что «агитировал написать заявление на крестный ход с Чудотворной иконой из-за засухи и голода» (так написано чьей-то «доброй рукой» в доносе). Отсидел в лагерях, был реабилитирован и отпущен, но не избежал волны репрессий 1937-го.
А венгр Осип Чевеляк пострадал из-за того, что был иностранным подданным. В Чувашии, в лагере военнопленных недалеко от станции Ибреси, встретил свою любовь – беженку из Украины Марию Беккер. Женившись, остался работать на лесозаводе в поселке Киря (сохранилась справка, данная епископом Алатырским Владимиром, о венчании Осипа и Марии в 1936-м). Собирался вместе с семьей выехать на родину и даже получил венгерский паспорт, но не успел… Был арестован в феврале 1938 года и обвинен «в шпионской и диверсионной деятельности в пользу иностранных государств». Приговор тройки: «Расстрелять с конфискацией личного имущества»…
Таких историй отец Иосиф может рассказать немало. Он с 2005 года изучает в архивах дела репрессированных с тем, чтобы выявить не изменивших перед лицом смертной опасности своих убеждений церковнослужителей и представить их к канонизации. «Через мои руки прошли сотни дел, – говорит иеродиакон, – это даже не страница, а целая скорбная книга истории нашей страны. И об этом невозможно молчать». Из этого убеждения «вышли» выставки «Их страданиями очистится Русь…», «Приговор приведен в исполнение» (проходит сейчас в Алатыре), книга «Житие новомучеников земли Чувашской».
По крупицам, в том числе по воспоминаниям родственников, собирает зав. канцелярией Чебоксарского мужского монастыря рассказы не только о церковнослужителях, но и о других безвинно пострадавших, ибо «сохранить живую память о конкретных людях – дело святое». Потому понятны его переживания, что могут остаться «белые пятна» – нераскрытые судьбы среди 145 расстрелянных в Алатыре в 1937–1942 годах. Может быть, не все знают, что их родные погибли именно там. Ведь вплоть до 1989 года родственникам расстрелянных давали ложные справки о том, что их близкие умерли в каком-либо лагере. А он доподлинно установил, что в Алатырь свозились жители 7 районов Чувашии – Алатырского, Батыревского, Ибресинского, Комсомольского, Порецкого, Шемуршинского, Яльчикского. Поэтому просит откликнуться родственников, близких, знакомых.
Списки расстрелянных можно найти на сайте Чебоксарского мужского монастыря: stpmm@mail.ru. Телефон отца Иосифа – 8-927-845-11-42.
Кстати, сейчас администрация Алатыря готовится к перезахоронению останков, найденных летом прошлого года. Место для погребения выбрано возле строящейся церкви в честь Новомучеников и Исповедников Российских на городском кладбище.

Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.