С чувашским новым годом, почитатели «Нарспи»!

Задумывался ли кто-нибудь о том, почему столь популярные ныне гороскопы начинают отсчет времени с созвездия Овна? А все дело в том, что в древних календарях новый год начинался именно с 21 марта – со дня весеннего равноденствия, когда солнце освещает поровну половины обоих полушарий земного шара, в связи с чем на всей планете ночь и день делятся пополам – по 12 часов.
И еще один существенный момент: в древности год разбивался на две части – лето и зиму. Причем зимнее время было связано со знаком «умирания» мира земного – природа впадала в сон (в «зимнюю спячку»). И поэтому акцент делался именно на летнем времени.
Говорили: ЛЕТОисчисление или в ЛЕТО такого-то года… А при чем здесь «Нарспи» Константина Иванова?
…Существует какая-то чудодейственная магия начальных строк поэмы, которые знает, пожалуй, каждый чувашский школьник. Вот ее русский перевод:
В конце месяца пуш (марта)
Солнце глянуло тепло,
И в Сильби, селении чувашском,
Снег растаял торопливо.
В четырех строчках начала поэмы умещается архетипическая модель рождения мира. «Пуш уйах» – в древнечувашском означало не что иное, как «незачатый месяц». То есть месяц, в котором акт «природного оплодотворения» еще отсутствовал (пушё – значит, пустой). Но при чем тут зачатие? А дело в том, что чувашское слово законсервировало олицетворяющий архетип своей связи с природными явлениями. Человек же, будучи частью Природы, живет по ее законам, соответственно, языковые символы адекватно отражают эту древнюю сакральную связь (равно как в русском слове приРОДа, в древнем корневом его значении, присутствует символ рождения жизни).
Итак, что мы имеем? А имеем мы определенную образную «перекличку» темы начала года с темой начала творения стиха (стихоТВОРЕНИЯ). Художники, поэты, журналисты знают, как сложно начать произведение, статью – здесь важно не сфальшивить или, как говорят музыканты, правильно взять первую ноту. «Начать» – значит «зачать». Зачатие жизни в Сильби связано с животворящей ролью Солнца. Феноменально, но именно эту модель в лаконичной форме структурирует автор поэмы. В начальных строках «Нарспи» демиургическая роль Солнца изображена крайне лаконично. Именно так, ежегодное возрождение жизни в природе происходит по причине взаимодействия мужского и женского начал.
…Оплодотворенная солнечной энергией, словно семенем, земля Сильби – женская плоть – вскоре дает новую жизнь приРОДе: «Выходит трава густым-густа, / Оттого, что Солнце жарко греет».
Затронем также вопрос о наречении именем главного персонажа произведения. Имя НАРСПИ получали девочки, рожденные в месяц Нарас (то есть в феврале). Это зимний месяц, предшествовавший месяцу начала зарождения жизни. Что движет семнадцатилетним поэтом? Знание тонкостей восточного календаря и науки зороастризма? Вряд ли. Автор «Нарспи» словно бы сам излучает энергетику архетипов чувашского слова – слова, не подвергнутого унифицированному влиянию языковых канонов ислама и христианства, слова, которое содержит в своих тайниках восточные природные символы, в данном случае булгаро-тюркского происхождения. Очевидный факт: чувашский язык законсервировал в своих словах знакообразы эпохи зороастризма. И неоднократно мы вынуждены будем предполагать: быть может, именно этот ключ лежит в основе художественной тайны «Нарспи»? Но только ли он?
Не случайно столетие чувашского классика было осенено эгидой ЮНЕСКО. Споры о его произведениях не утихают по сей день. Одно бесспорно: десятки и десятки загадок скрывает феномен «Нарспи». Задача исследователя – глубже вчитываться в текст, связывая его с магией чувашского слова.

Станислав УБАССИ.

Опубликовано: 2 апреля 2010

Один Ответ

  1. мне все интересно спасибо!! за статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.