Имена неподвластны временам

Неутомимый Михаил Юхма повторил пример этнографа второй половины 19-го века Василия Магницкого – издал сборник чувашских имен.
В очередной книге народного писателя Чувашии собрано их более 10 тысяч. Некоторая коллекция у него сложилась еще в студенческую пору, когда каждым летом ездил в составе экспедиции по деревням некрещеных чувашей. А сейчас просмотрел архивные материалы всех четырех дореволюционных ревизских сказок и первой всероссийской переписи. Выписал имена также из 17-томного словаря Н. Ашмарина.
Зачем это нужно сегодня, когда редко кто из чувашей готов назвать свое чадо по образцу предков? Михаил Николаевич всегда был оптимистом: считает, что для большинства такое богатство прошлого окажется открытием и при нынешнем росте национального самосознания подтолкнет многих к выбору в пользу родного, далекого и близкого. В среде русских эта тенденция уже набрала обороты. А еще автор верит, что признание имени одной из семи великих духовных ценностей человечества всегда готово проснуться в нашем подсознании. Нужен только импульс.
Он получился. Понятно, уж в наше-то время не случится подобное тому, с чем столкнулся тридцать с лишним лет назад нынешний сотрудник института гуманитарных наук Виталий Станьял, когда дочь свою решил назвать Эрнеби. Работники горЗАГСа просто не нашли такого имени в списке, от которого, по указанию сверху, нельзя было отступать ни на шаг. И отказались зарегистрировать малышку бедного преподавателя университета. И он ни в какую по-другому. Наконец-то инстанция повыше разрешила. Но отцу и этот инцидент вспомнили, когда начали клеить ярлык неблагонадежности за то, что кандидатскую диссертацию взялся готовить по творчеству Дмитрия Юмана, обвиненного в 30-е годы в национализме. Ладно бы, если метил стать пионером подобного имянаречения. Прецедент, пожалуй, создал поэт Васьлей Митта, назвав дочерей Нарспи и Сильби еще до войны. Кстати, они и фамилию отца за собой сохранили. Обе, живущие в Москве, в марте приезжали в Чебоксары на торжества в честь его 100-летия. После них еще лет десять понадобилось, чтобы появился мальчик с чувашским именем – Атнер Хузангай, который сегодня прекрасно говорит на языке родителей. И тогда творческая братия примеру не последовала. Робость начала отступать с приходом перестройки.

Изучение фамилий и имен – это целая наука, называется ономастикой. Самым известным в ней из наших земляков считается уроженец д. Сареево Ядринского района Анатолий Рыбакин (1918–1991), зав. кафедрой Ленинградской Военной артиллерийской академии. Автор «Словаря английских личных имен», в котором 22700 словарных статей.

Исследование имен, которым у нас основательно никто пока не занимался, как отмечает автор сборника, может усилить и понимание истории народа. Например, он заметил, что одни и те же имена были в обиходе и верховых, и низовых чувашей, хотя разница между их говором до закрепления единого литературного языка была существенной. А главное, сами их носители до сих пор находятся, мягко говоря, в духе соперничества. Такая общность имен, полагает писатель, указывает на то, что нация родилась на единой основе, а не как смесь остатков разгромленных татаро-монголами булгарских и других племен, как пытаются утверждать некоторые.
Любопытным считает автор и то, что многие древние имена сохранились как фамилии или их основы, притом только в определенных местностях. Он полагает, что в этом заслуга священников — патриотов своего народа, которые при крещении решались нарушить стандарты. Так в северо-восточной части Шумерлинского района навсегда остались такие редкие для слуха фамилии, как Ярды, Садырга, Сарра. На северо-западе Красночетайского сплошь и рядом живут Яклашкины да Мадебейкины, Михопаркины да Катейкины.
В сборнике сына русского священника из Ядрина В. Магницкого, изданном в 1901 году в Казани, тоже более 10 тысяч чувашских имен. Заметим, названы были они языческими, а сборник, надо полагать, подвергся цензуре. Выпускник духовной семинарии создал не просто коллекцию имен, еще установил 173 родовые фамилии чувашей, которые встречаются у разных древнетюркских племен. По ним, отмечал доктор исторических наук Василий Каховский, можно проследить связи чувашей с народами Азии. Вот еще одна подсказка для работы.

Чувашские имена носят дети…

доктора исторических наук Петра Денисова – Нарспи
доктора филологических наук Николая Егорова – Этнер
доктора исторических наук Леонида Таймасова – Тимер
доктора филологических наук Юрия Артемьева – Атнер
председателя Союза профессиональных писателей Валерия Тургая – Сильби, Илемби
президента Ассоциации восточных единоборств Вячеслава Тимофеева – Азамат
Продолжение следует…

Финский почти в соседях

Уверенный, что финский язык для чувашей братский и им следует изучать его, доцент ЧГУ Эдуард Фомин составил чувашско-финский словарь.
Девятилетний труд не пропал даром. Книга издана Финляндией. На 286 страницах — порядка 8000 слов. Интерес Хельсинки к Среднему Поволжью — давний и понятный. Здесь братской семьей живут финно-угры — мари, эрзя, мокша, удмурты. А в их географическом объятии — Чувашия с такими понятными для финнов топонимами, как Унга, Урга. Сосед братьев – мой друг, почему бы не помочь ему. А вот интерес доцента ЧГУ к финнам любопытен весьма. Язык у чувашей – тюркский, отмечает он, а обычаи, обряды, костюм — на финский лад. Более того, полагает, что чуваши совсем недавно были частью финского народа, но попали под насильственную тюркизацию. И живут теперь между финно-уграми и тюрками, словно чужие и тем, и этим. Ну если поскрести тысчонку-другую чувашей, не то что финского, но даже китайского, наверное, обнаружишь. Только вряд ли от подобных находок современные чуваши станут умней. А вот словарь — дело полезное.

«Нарспи» читают и турки

Стамбул издал поэму Константина Иванова «Нарспи».
Так Турция продемонстрировала, что она признает международное значение чувашской классики, 100-летие которой Чувашия отмечает в этом году. Сделан не просто перевод поэмы. В фолианте напечатан и ее оригинал на чувашском языке. При этом с использованием двух алфавитов – чувашского и родного для турков латинского. Так что у них теперь есть широкая возможность по самой энциклопедии жизни чувашского народа, как называют поэму ее исследователи, познать, какие они, чуваши, и за что Турция их так любит. Правда, им, мусульманам, пожалуй, трудно будет понять некоторые, почти европейской манеры поступки Нарспи. Ну а злые языки по случаю, напомнив об активности турецких националов в тюркоязычных регионах в смутное для России время, наверное, скажут: ну чем не поступишься ради сохранения влияния. Они еще не знают, что турки задумали перевести и 17-томный словарь Николая Ашмарина.
Фолиант к юбилею «Нарспи» готовит и Чувашское книжное издательство. Две книги намерен издать народный художник республики Праски Витти.

Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. Здравствуйте,
    Имена детей Вячеслава Тимофеева — Алман, Аслан, Адабай, Пинеслу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.