Почем партвзносы для народа

Давно такого не было: средь бела дня 22 января повсюду слушали прямую трансляцию с заседания Госсовета России, на котором обсуждались вопросы политического переустройства страны. А потом и мнениями обменивались с вечными вопросами: ты понял, ты видел, ты обратил внимание? Да уж, явно ошибаются те, кто утверждает, что наших сограждан напрочь перестала интересовать политика.

На трибуну не спешат

Да и как быть к ней равнодушным, если все мы видим, что государство буксует в трясине бюрократизма и коррупции. Где-то в пустынях за считанные годы вырастают чудо-города, а мы отстаем все дальше и дальше. Значит, система отягощена тормозами, и в ней нужно менять целые блоки механизмов. Да только как это сделать без великих потрясений? Вновь страна на перепутье. Разгадку этого чисто российского ребуса и искали участники памятной полемики на Госсовете.
После той трансляции казалось, что в редакцию валом повалят местные политические деятели, желающие высказать свою точку зрения по наболевшим темам.
Но опять повторяется картина из известного анекдота про тайгу – наверху шумит, а внизу тихо-тихо. Только под напором журналистов некоторые региональные партфункционеры высказывают свое мнение о прошедшей дискуссии, а многие предпочитают отмалчиваться. Почему так происходит, почему иные парторганизации оказываются не в авангарде, а в глубоком тылу общественных процессов? Наверное, присутствует убеждение, что тяга к переменам – явление преходящее. Дескать, Президент Медведев пришел к власти на один срок, истекут его полномочия, и все вернется на круги своя.
Тут даже не нужно говорить о том, что необходимость политических реформ продиктована объективными реалиями и не зависит от доброй воли одного лица. Просто отметим, что расклад сил выглядит далеко не столь однозначно. Между прочим, недавно в печати появилось интервью необычайно влиятельного и информированного председателя правления Института современного развития Игоря Юргенса, который утверждает, что в 2012 году Президентом России останется Дмитрий Медведев, и об этом со скептиками он готов поспорить на ящик коньяка.
Но все же вялость дискуссии на региональном уровне объясняется и другими причинами. Как ни крути, а все нынешние партии слеплены из одного теста по лекалам почившей в бозе КПСС. Ничего другого не знаем, не ведаем. А единственно направляющая сила, мягко говоря, не поощряла дискуссии и требовала строго следовать руководящей линии. Между тем прямая трансляция заседания Госсовета – это незавуалированный сигнал обществу: с единомыслием надо кончать. Даже показалось, что там порой нарочито высказывались довольно сомнительные идеи, чтобы методом от противного разбудить гражданскую активность. Так что грех не воспользоваться моментом и не порассуждать коротко о наиболее запомнившихся моментах.

…Недавно в печати появилось интервью необычайно влиятельного и информированного председателя правления Института современного развития Игоря Юргенса, который утверждает, что в 2012 году Президентом России останется Дмитрий Медведев, и об этом со скептиками он готов поспорить на ящик коньяка.

Объединяют тех, кого не жалко

Например, все оппозиционеры чуть ли не хором требовали снизить процентный барьер для прохождения в региональные парламенты. Да, конечно, при пятипроцентной норме получить депутатские мандаты проще, чем при семипроцентном цензе. Но сама по себе такая логика не выглядит безупречной. Представим себе, что спортсмены выторговали себе облегчение нормативов для попадания на Олимпийские игры. Ну окажутся они среди участников престижных соревнований, зато места им уготованы среди аутсайдеров. Дело ведь не только в процентных нормах, но и в готовности участвовать в бескомпромиссной политической борьбе.
Вспоминаются выборы в парламент Чувашии 2006 года. Тогда очень неплохие шансы имела Аграрная партия, но она предпочла лечь под «Единую Россию», аннулировав свой список. Довольно высоко котировалась партия пенсионеров, но ее руководство совершает очевидную и странную техническую ошибку при оформлении избирательных документов. Как следствие, партия сходит с дистанции. Всего несколько десятых процента не хватает «Родине», чтобы пройти в парламент. Вроде бы следовало повоевать за пересмотр результатов на некоторых участках, вызывавших сомнение. Но куда там, «Родина» предпочла помалкивать в тряпочку. Налицо приступ массовой инфантильности и полнейшего безразличия. Действительно, чего суетиться, когда функционеры этих партий решили свои личные проблемы. Так где же гарантия, что нечто подобное не произойдет и при сниженном избирательном барьере?
Да ладно, не одними мандатами измеряются партийные взносы в модернизацию политической системы страны. От партий требуются новые подходы, свежие решения. Но реализация иных идей может слишком дорого обойтись нашему многострадальному народу. Вот ныне руководство «Единой России» и ЛДПР настойчиво проталкивает идею укрупнения регионов. Договорились до того, что дотационные территории не имеют права иметь статус субъекта федерации. Так и хочется чуть-чуть осадить вождей в этом вопросе, посоветовать умерить реорганизационный пыл. Пусть вначале сами попробуют пожить в одной квартире со своими тетями, дядями, двоюродными братьями и свояками, а уж потом сгоняют под общую крышу целые национальные республики, области и края. В стране уже объединялись некоторые субъекты, но никто не знает, какие блага это принесло их населению. Подобные эксперименты обычно проводятся на тех, кого не жалко. А Москву и Московскую область, к примеру, вряд ли когда-нибудь решатся сливать в один субъект.

Борьба за власть – это ведь не борьба за ее непосредственный захват. Это целенаправленная работа, чтобы власть видела объективную картину и принимала верные решения…

Дорогое удовольствие

Еще одна из популистских тем, периодически приобретающая особую актуальность, – ограничение по срокам пребывания на должности руководителей разных уровней. Мы уж в этой теме основательно запутались. Вроде бы сейчас надо так понимать, что нужно иметь в виду не только глав регионов, но и партийных руководителей, министров, военачальников? Менять так менять, пусть нигде кадры не застаиваются. Людям с определенным жизненным опытом даже слушать про такое не совсем ловко. Загляните для интереса в материалы XXII съезда КПСС, проходившего в 1961 году. Там черным по белому записано, что руководящим персонам разного уровня позволяется находиться при своих полномочиях не более двух сроков, а третий раз – лишь в случае каких-либо выдающихся заслуг. А что было далее напоминать никому не надо. Сейчас говорят: можно три срока, а четвертый лишь в качестве исключения. Хорошо, но разве запретишь изобретать варианты, позволяющие обходить это табу? За примерами далеко ходить не будем. Минобразования России в свое время ввело ограничение для ректоров вузов, установив для них возрастную планку в 65 лет. В соответствии с ней недавно ректор ЧГУ Л. Кураков сдал свой пост, чтобы с благословения министерства быть избранным на скоропостижно введенную должность президента родного университета, дабы продолжать им руководить.
А может быть, разумнее не зацикливаться на сроках, а оценивать конкретные результаты работы? Уже несколько лет в стране действуют комплексные критерии эффективности деятельности региональных органов власти. В соответствии с ними даже распределяются немалые суммы для развития территорий. Чувашия, кстати, благодаря такой форме регионального соревнования в немалой степени пополнила свою казну. Так почему эти критерии нельзя считать определяющими при назначении глав регионов? Интересно, что в России четверо губернаторов возглавляют регионы уже в пятый раз. Это Леонид Полежаев (Омская область), Юрий Лужков (Москва), Виктор Кресс (Томская область) и Евгений Савченко (Белгородская область). Впервые они получили свои полномочия еще указами президента Бориса Ельцина в 1991-1993 годах. И ведь это самые процветающие субъекты федерации, ни о каком застое там и речи быть не может. Уж на что журналист Леонид Радзиховский готов волком выгрызть любой бюрократизм, а и он пишет на днях в «Российской газете»:
«Не зря придумано и «от добра добра не ищут». Дело в том, что в большинстве областей, где постоянно менялись губернаторы, это делалось «не от хорошей жизни». Новый губернатор часто должен был «вытягивать телегу», засаженную при его предшественнике, – и далеко не всегда это получалось, на смену уже спешил новый… В общем, область – как и человек, который болен, которому неудобно, – все ворочается, все ищет более удачное положение.
Не случайно, что при всем разбросе данных, при уникальности каждой ситуации все-таки самые объективно богатые регионы… не меняли руководителей».
И тут дело не только в личных заслугах. Просто заранее предполагается, что вместе с первым лицом меняется вся команда. А это очень дорогое удовольствие. За каждым чиновником стоит закон о социальных гарантиях. Но это еще семечки по сравнению с затратами на их сменщиков. В любой артели по ремонту обуви смена руководителя влечет за собой притирки, зачистки, передел собственности. А что говорить о целом регионе.
Перефразируя слова классика, можно сказать: плохие партии или хорошие, но других у нас нет, придется с ними жить и работать. А самим партиям не мешает более ответственно подходить к исполнению своей миссии.
Уже упомянутый Игорь Юргенс в своем интервью высказал и следующую любопытную мысль. «Борьба за власть – это ведь не борьба за ее непосредственный захват. Это целенаправленная работа, чтобы власть видела объективную картину и принимала верные решения… Миф о том, что российская власть не может быть либеральной, – штамп, запускаемый в расчете на недостаточную информированность, – говорит он. – Пример Хлопонина в Красноярске, Федорова в Чувашии, Белых в Вятке вполне доказывает, что либералов могут и любить, и слушаться»…
И главный урок заседания Госсовета заключается в том, что власть все же стремится увидеть эту самую объективную картину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.