Они так любили друг друга

Мюзикл – как много в этом звуке отныне слилось и для чувашского сердца. В одном из наиболее зрелищном на сегодня жанре расцвел мир самого пронзительного произведения национальной литературы, и ожили его герои. 20 марта на сцене Чувашской государственной филармонии был показан первый национальный чувашский мюзикл по мотивам поэмы Константина Иванова «Нарспи».
Сказать, что зал был заполнен до отказа, значит, не сказать ничего. Опоздавшим приходилось бороться за места, как на последний поезд. Поэтому начало каждого действия походило на вокзальную суету. Мюзикл, конечно, не такое нежное создание, как балет или камерный драматический спектакль, однако еще заметно, что даже самому неравнодушному зрителю есть чему поучиться в смысле театрального этикета. Для этого надо чаще ходить в театры и филармонию. А в этом молодому поколению как раз поможет новое произведение композитора Николая Казакова и драматурга Бориса Чиндыкова. После спектакля настроение зала определить было нетрудно: оно выражалось одним словом – восторг.
Николай Казаков и Борис Чиндыков давно не нуждаются ни в каких рекомендациях. Двадцать лет назад эти амбициозные молодые люди в перспективе большого светлого пути уже видели чувашское искусство, изящно и крепко вплетенное в контекст европейского. На меньшее они были не согласны. Почитающий Кшиштофа Пендерецкого и Эндрю Ллойда Веббера Казаков тогда учился в консерватории, а Борис Чиндыков уже писал пьесы, сделавшие его перестроечным драматургом номер один и получающие, как «Ежевика вдоль плетня», государственные премии. Но похоже, что воплощение мечты догнало этих талантливых людей лишь сейчас. Написанная в жанре чистейшей рок-оперы, то есть произведения трагического и мощного по сравнению с обычно легкими и непритязательными мюзиклами, «Нарспи» может быть показана на любой сцене мира без всяких скидок. Мюзиклом же, по признанию авторов, они назвали произведение по коммерческим соображениям.
Художник Валентин Федоров построил на сцене довольно компактную модель «чувашского рая», где бегают вечные юноши в джинсах и танцуют чувашские феи, будто только что сошедшие с дизайнерских подиумов. Лес из серого шелка, меняющий цвета в зависимости от подсветки, изгороди, становящиеся клеткой для чувств героев, таинственные знаки чувашских узоров – поющие линии смелой стилизации делают художника полноправным соавтором этого спектакля.
Режиссер Андрей Сергеев позволял действию останавливаться лишь в лирических сценах главных героев. Это, кстати, наиболее слабые постановочные моменты проекта. Хотя обворожительная Наталья Ильц и деликатный Александр Васильев, исполняющие роли чувашских Ромео и Джульетты, в полной мере продемонстрировали перспективу нашей скорой независимости от приглашенных «голосов», способных вытянуть столь сложные партии в современных спектаклях. Однако и участники ансамбля «Нота джи», которых язык не повернется назвать массовкой, стали такими же главными героями проекта. В сочетании с виртуозной хореографией Кристины Игнатьевой и Евгении Устиновой старания этих ребят превратили постановку в каскад мощных сцен на грани танцевального фола.
Трепетно относящиеся к бессмертной поэме зрители делились впечатлениями, что с первого же такта и слова поняли, что собственно к «Нарспи» эта музыкальная история имеет мало отношения. Но удовольствие от спектакля все равно получили колоссальное. И, главное, захотелось вновь припасть к источнику.
Присутствующего на премьере Президента республики Николая Федорова тоже поразил прекрасный современный язык литературных героев. Поразил настолько, что в антракте он успел переговорить на эту тему с министром образования республики Галиной Черновой. «Это интересно и необычно! Если бы все могли так показать красоту родной речи, как авторы и исполнители мюзикла «Нарспи», никаких проблем с преподаванием и с сохранением чувашского языка не было бы», – поделился впечатлениями глава республики. Более того, в беседе с журналистами Николай Федоров отметил, что он сторонник таких современных прогрессивных форм в чувашском искусстве и что вне зависимости от мнения критиков он ставит мюзиклу пять с плюсом.
После такой оценки критикам будет трудновато выступать с замечаниями к создателям спектакля. Однако Президент имел полное право на первую рецензию, поскольку в некотором роде он тоже соучастник этого действа. Ведь проект состоялся во многом благодаря конкурсу грантов Президента Чувашии для реализации творческих проектов профессиональных коллективов, который впервые был объявлен в 2006 году. И создатели мюзикла наряду с авторами национального балета «Свет вечерней зари» стали первыми обладателями этих грантов. Журналисты не преминули спросить у главы республики о будущем конкурса. Президент заверил, что политика грантовой поддержки культурных проектов будет не только сохраняться, но и расширяться.
А значит, могут появиться и новые спектакли подобного уровня. Если, конечно, у новых авторов будет столько же вдохновения и любви, которых создателям мюзикла хватило на 20 лет, пока они готовились к этому событию. Как сказал Николай Казаков по окончании спектакля, жизнь продолжается благодаря любви, ведь если бы мы так друг друга не любили, у нас бы ничего не получилось.

Тэги:
Без рубрики

3 Ответы

  1. Мюзикл у чувашских авторов получился и впрямь весьма недурственный. Более того, за этот продукт нигде не будет стыдно. Не понимаю одного, почему все в один голос твердят о некой актуальности, вечности темы. Ситуация Нарспи совсем не похожа на современную. Эту девушку, не забывайте, НАСИЛЬНО выдали замуж. Да даже и в этом случае ее старый богатый муж не такая карикатура, какой его изобразили авторы. Сегодняшние девушки сами ищут богатых «папиков» и если и травят их потом, то не из чувства оскорбленного достоинства и обретения свободы, а чтобы с наследством скрыться в тумане с новым избранником.

  2. Мюзикл понравился. Нарспи прекрасна. Наконец-то на сцене голос и внешность соотвествовали литературному «оригиналу». Нежный возраст. А то иной раз придешь в театр, а там Татьяна Ларина эдакая заслуженная примадонна с пышными формами и под толстым слоем гримма » ягодка опять». В мюзикле за счет молодых артистов есть драйв.
    А Тохтаман просто душка. Такой карикатурный злодей, первый парень на деревне — в золотых цепях, перстнях, ремень с модной бляхой, на ногах кичливые нацистские ботинки, на плечах богатый халат. Бай, одним словом. Колоритнее получился, чем Сетнер. Влюбленный Сетнер показался каким-то неповоротливым что ли. И что в нем Нарспи нашла?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.