Земное притяжение

Когда Майя Петровна Костина пригласила меня к себе домой в коттедж, честно говоря, думала, что попаду в современный европейский домик, где каждый предмет будет напоминать об увлечении знаменитой парашютистки. Но стоило переступить порог веранды, где по одну сторону стояли садовые инструменты, а по другую – корзины со свежими зимними яблоками, от которых исходил бодрящий аромат, стало ясно, что в жизни этой легендарной женщины не только небо. Есть дом, семья, свои заботы…

О ДОМЕ

– Сейчас много дел, связанных с обустройством дома, – вздохнула хозяйка, приглашая на чашечку кофе. – Когда мы пришли сюда в 92-м году, была всего лишь коробка. И вот уже более 18 лет с мужем строим все сами. Впрочем, это для нас приятное занятие. О своем доме возле леса я мечтала всю жизнь. Здесь у меня и свой сад, огород, а грядки – красивые, как клумбы.
Почти в каждой комнате, конечно, были фотографии, где Майя Петровна с супругом Анатолием – в кругу коллег на соревнованиях. Но большее место на стенах заняли произведения художников Чувашии. Среди них есть одно особенно дорогое для Костиной.
– Вот на эту я наткнулась случайно, – показала она на картину Спиридоновой, казалось бы, с привычным пейзажем набережной Волги 50-х годов. – Она пылилась на чердаке у одной моей знакомой. Вы не поверите, но именно в этом месте прошло мое босоногое детство. Мы ведь жили в небольшом поселке близ Сосновки за Волгой. Тогда я была отчаянной девчонкой – бегала с мальчишками, по деревьям лазила, пела, плясала, играла на мандолине, сама ставила акробатические номера. И все хотела стать артисткой. Но мудрый отец, прошедший войну, отговорил. Вот и думала я, лежа на траве и глядя на причудливые очертания облаков, кем же мне стать. Ну и осенило – хочу летать.

О МЕЧТЕ

Мечта исполнилась не сразу. С 8 класса Майя стала ходить в модный тогда кружок Чебоксарского аэроклуба. Но для прыжка с парашютом никак не дотягивала по весу. А вот в 10 классе – свершилось. 13 мая Майя Петровна помнит в подробностях. Экзамены на носу, а она прыгать собралась. Только обуви подходящей не было. Вот какой-то курсант в аэроклубе и дал девушке с 35 размером ноги свои кирзовые сапоги 40-го размера. Намотали портянок и отправили в первый полет. Она летела вниз и от счастья пела песни.
– Тогда для воплощения юношеской мечты покорить небо были все условия, – считает парашютистка. – Был мощный аэроклуб, где все свои прыжки мы делали бесплатно. Но когда ДОСААФ стало распадаться и аэроклубы вынуждены были перейти на хозрасчет, какой там спорт – парашютизм стал дорогим удовольствием, утехой для богатых. Ведь за один прыжок нынче нужно заплатить 1200 руб. А снаряжение парашютиста покупать – никакой зарплаты не хватит. Такое положение дел во многих сферах. Мы живем прошлыми достижениями, а что в настоящем? Обидно за современную молодежь, которая прозябает, сидя за компьютерами.
На счету Костиной 7 тысяч прыжков с парашютом. И каждый прыжок, говорит она, по-своему прекрасен. Будь он сделан в России, Болгарии, Румынии, Италии – небо, оказывается, всюду разное. Все прыжки Майя делала безупречно и, слава богу, без серьезных травм. Но вот по жизни ей не раз приходилось набивать шишки.
– Самым трудным было время, когда я 16-летней девчонкой ушла из дома, не стану говорить почему, но так было нужно, – призналась Майя Петровна. – В чебоксарской вечерней школе заканчивала 10-летку, жила в холодном бараке. Бывало, зимой спала в одежде под двумя одеялами, дрожала и грызла хлебную корку, будто смакуя вкусную конфету. Когда устроилась крановщицей, появились свои деньги, ну и, главное, я снова была на высоте!
Мало кто знает, что Майе пришлось поработать и в горячем цеху на тракторном заводе. Ну а потом были годы учебы в летном училище, соревнования. В 65-м году Костина неожиданно для всех стала абсолютной чемпионкой Советского Союза по парашютному спорту. А через год ее взяли в сборную команду на чемпионат мира.
– Как-то во время соревнований в Париже для советской делегации провели экскурсию по Эйфелевой башне, – припомнила Костина эпизод. – Когда мы выходили, подул сильный ветер и с моих плеч слетела кофточка. Один красавец мужчина любезно поднял ее и положил мне на плечи. Вы не поверите – это был Гагарин! Тут все наши парашютисты сразу же обступили его, давай расспрашивать. А мне было так приятно!

О ЛЮБВИ

Ближе к 30 годам Майя забила тревогу – пора заводить детей. Тогда она была замужем за Валерием Костиным, и у них родился Саша. Как это ни странно, но только после замужества и рождения ребенка в жизни спортсменки появилась настоящая любовь – Анатолий Осипов. Читателям он известен как человек, совершивший 15 тысяч прыжков, за что попал в Книгу рекордов Гиннесса.
– Поймите правильно, тогда было все очень строго и мы считали, что у нас нет морального права быть вместе, – пояснила моя собеседница. – И мы просто дружили в течение нескольких лет. Но сердцу не прикажешь. Я решилась на развод, а в 81-м году вышла замуж за Толю, о чем ни капли сейчас не жалею. Такой поддержке позавидует любая женщина.
Конечно, были ссоры, обиды, непонимание, и все же Костина смогла сдружить бывшего и нынешнего мужей. И более того, Валерий стал крестным отцом сына Майи и Анатолия Олега.
– Поначалу я боялась, что старший сын будет ревновать меня к младшему. Но я постаралась уделить Саше максимум внимания, любви, участия. Он понял, что с рождением братика его любят еще больше, и стал всячески помогать мне. Брал коляску и шел гулять с малышом, а мне говорил: «Отдыхай, мама». И сейчас они дружны, хотя совсем разные. Олег стал экономистом, работает в финансовой компании. Александр пошел по моим стопам и ныне возглавляет Чебоксарский аэроклуб. Раньше я все говорила, что самое прекрасное чувство в мире – это ощущение полета, но сейчас, глядя на сыновей, уверена: быть матерью – прекраснее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.