Николай КАЗАКОВ: Чувашский сюжет способен захватить всех

Говорят, что долго строится, то долго живет. Если так, то мюзиклу «Нарспи» уготована весьма продолжительная жизнь. Завтра в Чувашской государственной филармонии состоится его премьера. Двадцать лет назад мюзикл задумали начинающие тогда композитор Николай Казаков и писатель Борис Чиндыков. На гребне перестройки они были одержимы идеей возрождения национального искусства. И музыка и либретто пролежали в творческом портфеле авторов много лет, требуя к себе особого отношения. Время особого отношения настало два года назад, когда значительные проекты получили наконец достойную поддержку. Так, в прошлом году грант Президента республики помог осуществить постановку национального балета «Свет вечерней зари» Аниты Лоцевой. Событием стала и премьера национальной оперы «Иван Яковлев» Александра Васильева. Но если названные и балет, и опера в национальной музыке пополнили хотя и небольшой, но список, мюзикл Николая Казакова и Бориса Чиндыкова – первое чувашское произведение в этом жанре.
С Николаем Казаковым корреспондент «СЧ» встретилась накануне премьеры.
– Николай Нилович, вы давно уже не тот веселый студент, который азартно брался за самые неожиданные темы. Вы уже не первый год директор Чувашской государственной филармонии, дел невпроворот. А вы решаете завершить проект своей юности.
– Если бы я ставил себе целью просто поставить мюзикл абы как, он бы давно был поставлен. Но хотелось сделать хорошо. Плохо не имело смысла.
– Выигрыш большого гранта для театра, филармонии все равно что Олимпийские игры для города – праздник в виде оборудования остается.
– Именно так. Чтобы лучше смотрелся и этот мюзикл. И следующие. Ведь нужны и сцена хорошая, и свет, красивый зал с удобными креслами.
– Почему жанр для «Нарспи» вы определили как мюзикл. Хотя все эксперты склоняются к рок-опере?
– Борис Чиндыков уверен, что мюзикл – это маркетинговое название. Такое объяснение мне понравилось. Я согласился. Слово «опера» пугает людей. А «мюзикл» – ничего страшного. Да, музыковеды считают нашу «Нарспи» чистейшей рок-оперой.
– Когда и как вы познакомились с Борисом Чиндыковым?
– Это было в 1985 году, я учился в Казанской консерватории. Нас познакомил Валерий Тургай, сказал, вот есть такой интересный человек. Действительно, Борис мне показался очень близким по идеям и настроениям.
– Тогда было горячее время. Маячили большие перемены.
– Да. И с таким настроением мы поехали с Чувашским академическим театром в Самарскую область на гастроли. Там как раз играли «Нарспи». Спектакль возили по деревням. Запомнилось, как артисты выступали на какой-то тележке на поляне, где собирается вся деревня. Тогда идея пришла в голову Борису. Он сказал: «Давай напишем новый вариант «Нарспи».
– Много ли пришлось переделывать, поскольку время переменилось?
– Мне – нет. А вот художественному руководителю постановки Валентине Салиховой, режиссеру Андрею Сергееву, художнику Валентину Федорову, хореографам Кристине Игнатьевой и Евгении Устиновой пришлось потрудиться на современном уровне.
– Даже на сдачу спектакля собрались сотни людей. Оказалось, что зрителям интересна эта старая история.
– Существует такое предубеждение, что если это чувашское, то будет не слишком интересно. То есть не в контексте всего, что происходит вокруг. Нам хотелось показать «иное» чувашское. То, что способно захватить всех.
– Как вообще мюзикл вписывается в чувашские традиции?
– Мне кажется, для Чувашии это очень хорошее направление. Ведь оно у нас давно есть. Музыкальные комедии в Чувашии весьма популярны. А это, в принципе, то же самое. И можно, и нужно это дальше развивать на более высоком уровне. Я как-то посмотрел, в Нью-Йоркской филармонии мюзиклы ставят наряду с симфоническими концертами. И это весьма продуктивно.
– Работа над этим спектаклем открыла вам новых исполнителей?
– Наверное, было бы нескромно говорить, что мы вырастили исполнителей сами. Но наша Нарспи, например, Наташа Ильц, участвовала еще в первом конкурсе «Заветный час». И училась тогда в пятом классе. А наш Сетнер, Саша Васильев, занимался у Ольги Малеевой лет с семи. Ребята ездили на международные конкурсы, мы проводили с ними детские передачи, то есть следили за их успехами. Так что обошлось без кастингов. А вообще, конечно, на такие спектакли надо брать по контракту. Это же производство. На новый проект набирать новых артистов. Во всем мире так трудятся. Это мы не перестроились еще, работаем как в СССР. А страна уже другая.
– В «Нарспи» будет один состав?
– Найти на два состава по-настоящему поющих певцов пока нереально. Чтобы и диапазон был, и знание языка.
– Слава Эндрю Ллойда Веббера вас манит?
– Нет, про это я не думаю. Меня сейчас больше манит перспектива сделать хорошее здание филармонии, красивый удобный современный концертный зал. Чтобы служил и радовал долгие годы.

Между тем

О своей работе над «Нарспи» рассказала и художественный руководитель постановки Валентина Салихова:
– Не скажу, что все получалось легко. Дело в том, что я подхожу к этой работе не только как худрук, но и как композитор. У меня есть своя точка зрения. К тому же я привыкла работать в области театральной музыки. И моя задача состояла в том, чтобы это было зрелищно и интересно. Процесс был захватывающим. Хотя и со слезами иногда приходилось что-то доказывать. В этой постановке мы не стремились воссоздать эпоху. Просто есть какие-то ценности, в основу положен классический сюжет. А все происходящее могло быть и тысячу лет назад. И еще через тысячу лет. И в наше время. Когда на сдачу спектакля пришли сразу несколько сотен человек, которые аплодировали после каждого номера, мы поняли, что задели главные струны.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.